Акватическая теория

0 99

Акватическая теория – это теория происхождения человека, которая опирается на идею, что наши человекообразные предки прошли в своем эволюционном развитии значимую по длительности «водную фазу», то есть что некогда в прошлом в нашей родословной были существа, которые вели преимущественно водный образ жизни.
Эту идею выдвинул еще в 1929 году британский морской биолог сэр Алистер Харди. Поскольку Харди боялся испортить свою карьеру столь экзотической версией, он довольно долго не выносил эту идею на широкую публику, и первая его статья на эту тему была опубликована журналом «New Scientist» только в 1960 году. Пока же Харди раздумывал, независимо от него ту же идею сформулировал немецкий ученый Макс Вестенхофер, который представил ее в своей книге «The Unique Road to Маn» («Уникальный путь к человеку»), увидевшей в 1942 году.
 

Рис. 169. Алистер Харди
Полушутливо акватическую теорию вкратце можно сформулировать так – обезьяна пошла купаться и стала человеком. Ну, а если серьезно, то речь идет, конечно, не об обезьяне, а о некоем уже человекообразном нашем предке, которого условно назвали «гидропитек».
Согласно этой теории в начальном ее варианте, «гидропитек» вел полностью водный образ жизни, но ближе к концу ХХ века стало преобладать мнение, что это был полуводный примат – нечто типа «обезьяны-амфибии», населявшей берега озер и морей и проводившей большую часть своего времени (но не все время) в воде.
Теория полагает, что предком «гидропитека» была древняя человекообразная обезьяна, обитавшая на деревьях (в качестве возможного кандидата иногда называется рамапитек, хотя сейчас палеонтропологи склоняются к мнению, что рамапитек – это всего лишь самка сивапитека). Эта обезьяна, оказавшись на побережье примерно 12 миллионов лет назад, адаптировалась к жизни преимущественно в воде и постепенно эволюционировала в «гидропитека». Позднее «гидропитек» опять вернулся на сушу – но уже не на деревья, а в саванну – и стал то ли кем-то из поздних австралопитеков, то ли сразу Homo ergaster, Человеком умелым…

 

Рис. 170. Японские обезьяны согреваются в горячем источнике
 
Зачем понадобился «гидропитек»?..
Авторы акватической теории усомнились в том, что древняя человекообразная обезьяна могла на суше встать с четырех лап на две и перейти к прямохождению, как то полагает большинство палеоантропологов. же в прибрежных водах не только облегчает такой переход (за счет действия известного закона Архимеда, уменьшающего в этом случае нагрузку на задние лапы), но и стимулирует его – при удалении от мелководья так или иначе приходится принимать вертикальное положение для того, чтобы можно было дышать, удерживая голову над водой.
Как полагают сторонники акватической теории, водное происхождение позволяет дополнительно также объяснить целый ряд особенностей человека – например, утрату человеком волосяного покрова, наличие у него довольно толстого слоя подкожного жира, повышенную активность потовых желез, способность задерживать дыхание в воде и тому подобное…
Вроде бы определенная логика в акватической теории есть. Но посмотрим на нее со стороны – с позиций нейтрального наблюдателя.
Сомнение – конечно, вещь хорошая и полезная. Именно сомнение двигает научное познание вперед. Но сомнение – фактор исключительно субъективный, который не является аргументом в споре теорий. И если кто-то сомневается в каком-то утверждении, то это не значит, что само утверждение ошибочно.
Как легко можно заметить, стремление встать на две лапы, находясь на суше, не является чем-то уникальным в живой природе. Те же человекообразные обезьяны – особенно шимпанзе – при необходимости встают на задние лапы и передвигаются в вертикальном положении. Страус не ведет свою родословную от цапли, проводящей массу времени в прибрежной воде, но при этом прекрасно обходится без крыльев, передвигаясь на двух ногах. Известен и целый ряд динозавров, передвигавшихся на задних лапах столь долго в своей эволюционной истории, что их передние лапы стали больше походить на рудиментарные органы. И обитали они вовсе не в воде…
 

Рис. 171. Страус и тиранозавр
 
Слой подкожного жира имеется не только у морских животных и не только у их потомков. Уж родословную, скажем, свиньи, дающую столь ценимое многими сало, никто даже не пытается выводить из морских обитателей.
Задерживать дыхание в воде может не только человек. Скажем, обезьяна носач может нырять и проплывать под водой расстояние до 20 метров.

Не выдерживает критики, например, и такое утверждение сторонников акватической теории, что человек, которому требуется до двух литров воды в день, якобы не смог бы выжить в условиях жаркой саванны, где ему просто неоткуда было бы взять воду. Современные бушмены демонстрируют изумительные способности к выживанию в пустыне, добывая необходимую им воду самыми невероятными для нас способами и опровергая своим примером это утверждение.
Повышенная активность потовых желез вполне объяснима в рамках традиционного взгляда на эволюцию человека – она оказывается взаимосвязанной с утратой волосяного покрова на теле и способствует терморегуляции в отсутствии этого покрова. И т.д. и т.п.
В целом можно сказать, что акватическая теория строится всего лишь на сомнениях и на не подтверждающихся утверждениях. А особенности человека, которые эта теория использует в качестве своих аргументов, находят свое объяснение и в рамках традиционного подхода.
Более того. Акватическая теория ничего принципиально не меняет в эволюционной картине, но вводит в нее дополнительную сущность в лице «гидропитека», что требует также дополнительные стадии эволюции – адаптацию предков «гидропитека» к жизни в воде и позднее выход «гидропитека» из воды и адаптацию его потомков к жизни на суше. Правило же под названием «бритва Оккама» требует не вводить дополнительных сущностей без необходимости и принимать то объяснение, которое обходится без них. В соответствии с этим правилом, чаша весов в данном случае определенно склоняется в сторону принятой в академической науке версии.

Но главная проблема акватической теории заключается в том, что она не подтверждается фактами – никаких останков, которые можно было бы соотнести с «гидропитеком», не найдено. А факты, как известно, решают все…
 

Рис. 172. Бушмены успешно выживают в жаркой пустыне
 
В 2005 году вышла в книга антрополога Виктора Тена «Из пены морской», в которой автор предлагает свой вариант акватической теории. Он называет ее «Инверсионной теорией антропогенеза».
Согласно Тену, эволюционное дерево выглядело совершенно иначе, нежели это представляют себе современные палеоантропологи. Тен решил вообще исключить обезьян из числа ближайших родственников человека, поставив вместо них… дельфинов, которые вместе с человеком, по его мнению, произошли от древних лемуров.
Те лемуры, что остались на земле, через миллионы лет стали хвостатыми обезьянами. А из лемуров – любителей мелководья примерно 40 миллионов лет назад получились полуводные существа – археоцеты. К ним принадлежали три семейства: сквалодонтиды, дельфиниды и акродельфиды. У сквалодонтидов как-то не задалась, и они вымерли. Дельфиниды сделали выбор в пользу моря и стали дельфинами. Акродельфиды остались на побережье и позднее начали обратный путь на землю. Хождение туда-сюда заняло у них около 14 миллионов лет. Эти акродельфиды и являются якобы предками предшественников человека и его дальних родственников – в том числе и таких древних обезьян, как египтопитек, сивапитек и самбуропитек.
Акродельфиды (в представлении Тена) были довольно странными существами – вроде дельфинов, но с почти круглой головой, с ловкими передними конечностями и короткими мощными задними. Они хорошо плавали, но могли и на берег вылезти, и на дереве посидеть. Никакой шерсти у них не было и в помине. Ноздри были направлены вниз и имели колоколообразную форму, чтобы удобнее было плавать под водой. Звуки акродельфиды издавали на выдохе, как водные животные. Жевали они в воде, и мягкие губы хорошо «запирали» им рот, чтобы туда не попала. А сводчатая стопа получилась, потому что акродельфиды 14 миллионов лет вытягивали «ласты» нижних конечностей во время плавания.
Значительная часть книги Тена посвящена происхождению человеческого самосознания, в котором он видит связь с особенностями функционирования мозга дельфина. Дело в том, что необходимость все время дышать атмосферным воздухом стала причиной того, что дельфин практически не спит (в нашем привычном понимании). Это реализуется благодаря тому, что дельфина имеет два практически автономных полушария, которые «дежурят» по очереди, передавая «вахту» друг другу. Другими словами, если дельфин «выключает» часть своего мозга, вторая его часть может брать на себя все функции первой. Это все равно, что иметь два мозга вместо одного.
Согласно Тену, когда имеющий два таких «мозга» акродельфид выбрался на сушу, ему уже не нужен был вахтовый режим, и оба «мозга» стали просыпаться одновременно. Такое синхронное пробуждение двух «мозгов» вызвало у акродельфидов состояние шизофрении. И из этого «первобытного безумия» как раз и произошло будто бы самосознание – как взгляд одного «мозга» со стороны на другой. Позднее у людей один из «мозгов» (то есть полушарие мозга) победил, безумие прекратилось, но «внутренний диалог» между полушариями остался. Этот «внутренний диалог» якобы и является самосознанием современного человека…
 

Рис. 173. Смена родственников по Тену
Я не буду разбирать сколь-нибудь подробно «аргументы» Тена. Его теория в целом обладает теми же недостатками, что и ранее упомянутый вариант акватической теории. Поэтому ограничусь лишь несколькими дополнительными моментами.
Во-первых, эволюционная схема Тена по происхождению дельфинов, ведущая их родословную от древних лемуров, в корне противоречит мнению палеонтологов, которые, опираясь на реальные находки, считают древними предшественниками дельфинов копытных животных, а вовсе не «руконогих» лемуров. Эволюционное древо палеонтологов, конечно, имеет «прорехи», обусловленные недостатком ископаемых останков, но имеющиеся факты все-таки гораздо лучше согласуются с принятой версией, нежели с конструкцией, предлагаемой Теном.
Во-вторых, рассуждения Тена о происхождении самосознания в корне противоречат выводам психологов как об особенностях работы человеческого сознания и сущности самосознания, так и о нарушениях психики. С позиций современного знания, накопленного в области психологии, предложенная Теном схема является не более чем курьезным результатом произвольного жонглирования терминами, настолько не имеющим отношения к реальности, что и анализировать его не имеет никакого смысла.
И в-третьих, морфологическая близость (строение организма, если выражаться простым языком) лемуров и обезьян указывает на их весьма близкое родство. Вариант же Тена предусматривает наличие в эволюционной ветви человека своеобразной дополнительной «петли» – сначала весьма сильные изменения при адаптации к водной среде, а затем изменения в обратную сторону при переадаптации к условиям обитания на деревьях, приводящие вновь к существам, которые морфологически относятся к обезьянам (упомянутые выше египтопитек, сивапитек и самбуропитек). Эта «петля», которая является явно надуманной и мало реалистичной, совершенно определенно подпадает под «бритву Оккама».
В целом же можно констатировать, что книга Тена годится лишь в качестве занимательного развлекательного чтива, оторванного от реальности. На звание серьезной версии происхождения человека она явно не тянет…
 
 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x