«БХАГАВАДГИТА»

0 91

«БХАГАВАДГИТА» (санскр. Bhagavadgоt ā – «Песнь Бхагавата», «Песнь Господа», т.е. Кришны) – древнеиндийская религиозно-философская поэма. Первоначально самостоятельное произведение, «Бхагавадгита» в дальнейшем вошла в эпический свод «Махабхарата» (кн. 6, гл. 23–40). Состоит из 700 стихов (шлок), разделенных на 18 глав (сакральное число, повторяющее членение «Махабхараты»). Основное учение «Бхагавадгиты» было сформулировано в 3–2 вв. до н.э., но формирование текста поэмы растянулось почти на 1500 лет – от эпохи «Чхандогья-упанишады» (7–6 вв. до н.э.) до 8–9 вв. – времени появления первых комментариев на «Бхагавадгиту».
«Бхагавадгита» повествует о событиях, непосредственно предшествовавших великой битве между кауравами и пандавами – двумя крупнейшими индийскими племенными кланами. Потрясенный мыслью о предстоящем убийстве близких людей, вождь пандавов Арджуна хочет уклониться от битвы. Не в силах выпутаться из противоречия между долгом воина и голосом совести и рассудка, удерживающим его от выполнения этого долга, Арджуна обращается за советом к Кришне. После ответа Кришны он полностью разрешает свои сомнения и готов принять участие в битве. Эта фабула, однако, служит лишь поводом для изложения учения устами Кришны. Учение «Бхагавадгиты» было синтезом мистико-ритуалистических спекуляций Упанишад, раннего этапа учений санкхьи и йоги, а также эмоционально окрашенного теизма вишнуистской секты бхагаватов с их культом Кришны как воплощения Вишну-Нараяны. Реальность (сат), по «Бхагавадгите», не может быть постигнута органами чувств: это неописуемый, вечный, неизменный, бескачественный, бездеятельный Абсолют, тождественный Брахману Упанишад. Он описывается также как абсолютный субъект – «кшетра джня» (знающий поле), противопоставленный множеству познаваемых им объектов (кшетра). Однако в отличие от Упанишад, «Бхагавадгита» придает более высокий статус не безличному Абсолюту, а личностному божеству – Ишваре. В духе учения санкхьи «Бхагавадгита» относит к «миру объектов» (кшетра, Пракрити) не только неодушевленные предметы, но и психические состояния, объясняемые в терминах концепции трех гун, а также эмпирическое сознание (четана). Этика «Бхагавадгиты» строится с учетом ее основной сотериологической установки – возможно более полного уподобления Абсолюту, слияния с ним. Один из путей к этому – основанная на полном отречении от мира медитативная практика йоги, другой путь (карма-йога) – пребывая в мире, совершать предписанные шастрами действия, без стремления к их «плоду» (выгодному результату), осуществляя тем самым как бы отрешенность от деяний «изнутри» при сохранении внешней активности, т.е. «бездействие в действии». В этом принципиальное отличие «Бхагавадгиты» от призывов Упанишад к полному отказу от деятельности. Еще один путь к освобождению – совершение действий в виде жертвы Бхагавану (причем подчеркивается предпочтительность «жертвы знанием» конкретной материальной жертве). Наконец, наиболее с т.зр. «Бхагавадгиты» совершенный путь – это путь бхакти (бхакти-йога или бхакти-марга – сами эти термины относятся к более позднему времени), понимаемый как благоговейная любовь к Бхагавану, почитание его.
Согласно указаниям «Бхагавадгиты» и большинства комментариев, текст поэмы должен быть не «понят», «осмыслен» (в современном значении этих слов), а выучен наизусть и затем регулярно повторяться (вслух либо про себя). Отсюда традиция интерпретации «Бхагавадгиты» как особого инструмента психической тренировки. Образы поэмы внутренне противоречивы, так что при достаточно долгом повторении адепт приходит к освобождению этих образов от всякого конкретного содержания. В результате возникает состояние длящегося, непрерывного знания-припоминания (его непрерывность сравнивается комментаторами со струей бесшумно льющегося масла), лишенного всякого представления о предмете; это состояние чистого процесса осознавания, замкнутого на самое себя и неописуемого в понятиях получает в «Бхагавадгите» разные наименования: «брахмананирвана» (II, 72, V, 24–26); «нирвана» (VI, 15), состояние «твердой (стойкой, прочной) мудрости» (II, 54–58) и др.
Соединившая в себе элементы различных умозрительных систем, «Бхагавадгита» оказала влияние на многие школы индийской философии и прежде всего на веданту. Она вошла в состав «тройственного канона», т.е. ведантийской канонической литературы, породив обширную комментаторскую традицию. Наиболее важные комментарии Шанкары, Рамануджи, Ведантадешики, а также кашмирских шиваитов (см. Кашмирский шиваизм) отражают развитые в различных школах веданты подходы к пониманию ключевых для этого направления проблем соотношения Ат-мана и Брахмана, действенности знания, действия и религиозного почитания на пути к освобождению. Идеи «Бхагавадгиты» имели важное значение для индуистского возрождения 19–20 вв., особенно для А.Гхоша, Вивекананды, Ганди и Радхакришнана.
 
Литература:
1.  «Бхагавадгита», пер., введение и прим. Б.Л.Смирнова. Ашхабад, 1980, кн. 6, гл. 25–42;
2.  Семенцов В.С. «Бхагавадгита» в традиции и в современной научной критике. М., 1985;
3.  Lamotte Ε. Notes sur la Bhagavadgоtā. P., 1929;
4.  Edgerton F. The Bhagavadgоt ā. Garvard-Mass., 1941;
5.  The Bhбgavadgit ā, with a comm. based on the original sources, by R.G.Zaehner. Oxf., 1969.
В.С.Семенцов
 

Смотрите также  ВЕЙЛЬ
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x