Бланкетный характер диспозиций преступлений против интересов службы

0 401

Перечень коррупционных преступлений в Республике Беларусь.
Проблемы квалификации коррупционных преступлений
Тема 9.
Вопрос № 6 Криминологическая характеристика лиц, совершающих коррупционные преступления
 
 
Сведения о лицах, совершивших коррупционные преступления в Республике Беларусь в 2007-2010 годах
 
Лица

Всего

Из них
Представители власти

Лица, занимающие должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций с

Лица, занимающие должности, связанные с выполнением административно-хозяйственных обязанностей

Лица, уполномоченные на совершение юридически значимых действий

Должностные лица, занимающие ответственное положение

 
 
 
 
 
 
Следует обратить внимание на одну особенность, которая проявилась в 2007 г. Лидирующие позиции в числе лиц, совершивших коррупционные преступления, занимали должностные лица юридических лиц без ведомственной принадлежности (38,2%), т. е. руководители частных предприятий (фирм). Абсолютное число выявленных лиц рассматриваемой категории относительно аналогичного периода 2006 г. увеличилось почти второе (217 – 597). Приведенные показатели приводят к весьма противоречивым заключениям относительно эффективности борьбы с коррупцией. Получается, что наиболее коррумпированными являются представители частного бизнеса.
Во-первых, даже при допущении такого вывода совершенно очевидно, что указанные руководители в основном являются субъектами, дающими взятки для решения своих правоохраняемых и неправоохраняемых интересов. Действительно, из сводок следует, что сейчас стали успешно выявляться (в т.ч. оперативным путем) случаи покушения на дачу взятки, подстрекательств к даче взятки. При этом не выявлено, кому должна быть передана или предназначалась взятка.
Во-вторых, у руководителей частного бизнеса существуют проблемы, которые они пытаются решить доступными им способами (как законными, так и незаконными). На этом противоречии пытаются «играть» как руководители соответствующих государственных органов, так и сотрудники оперативных служб.
В третьих, правоохранительные органы действуют успешно на выявлении так называемой бытовой коррупции. Уровень же выявления «деловой» коррупции в системе властно-управленческих структур пока остается низким.
По данным криминологических исследований, большинство лиц, совершающих коррупционные преступления – мужчины (свыше 60%). Средний возраст среднестатистического преступника рассматриваемого типа составляет 37 лет. Более половины из них имеют высшее и неоконченное высшее образование.

При определении перечня коррупционных преступ­лений следует руководствоваться Законом Республики Беларусь «О борьбе с коррупцией», в статье 1 которого предельно точно определяется понятие коррупции и в итоге содержание и характер коррупционных деяний.
Кроме того, в статье 21 этого Закона дается обобщенный перечень коррупционных правонарушений. При этом большинство из указанных правонарушений криминализированы на уровнеУК и отвечают признакам преступлений. Некоторые изэтих правонарушений соответствуют составам служебно-корыстных преступлений, относящихся к преступлениям, квалифицируемым по статьео преступлениях против интересов службы, другие – поиным статьям (главам) УК, предусматривающим ответственность запреступления против собственности (ст. 210 УК) или преступления против порядка осуществления предпрнимательсеой деятельности (ч. 2 ст. 235 УК), совершаемые должностными лицами сзованием служебных полномочий.
Совместным постановлением Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел и Комитета государственной безопасности Республики Беларусь от 5 апреля 2007г. был утвержден перечень коррупционных преступле­ний, который включал в себя 14 составов преступлений. 31 январе 2011 года этот перечень совместным постановлением Генеральной прокуратуры, Комитета государственного контроля, Оперативно-аналитического центра при Президенте Республики Беларусь, Министерства внутренних дел, Комитета государственной безопасности Республики Беларусь № 5/8/1/34/6 был уточнен. Из перечня коррупционных преступлений были исключены четыре состава: а) контрабанда, совершенную должностным лицом с использова­нием своих служебных полномочий (ч. 3 ст. 228 УК); б) финансирование террористической деятельности, совершенное должностным лицом с использованием своих служебных полномочий (ч. 2 ст. 2901УК); в) служебныйподлог (ст. 427 УК); г) принятие незакон­ного вознаграждения (ст. 433 УК).

Таким образом, если с 2007 по 2011 годы в перечень коррупционных преступлений. входили четырнадцать составов преступлений, то с 2011 года и по настоящий момент – десять составов:
2. хищение путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210 УК);
3. Легализация («отмывание») материальных ценностей, приобретенных преступным путем, совершенная должностным лицом с использованием своих служебных полномочий (ч. 2 и ч. 3 ст. 335 УК);
4. Злоупотребление властью или служебными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности (ч. 2 и ч. 3 с. 424 УК);
5. Бездействие должностного лица из корыстной или иной личной заинтересованности (ч. 2 и ч. 3 с. 425 УК);
6. Превышение власти или служебных полномочий, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности (ч. 2 и ч. 3 с. 426 УК);
7. Незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 429 УК);
8. Получение взятки (ст. 430 УК);
9. Дача взятки (ст. 431 УК);
10. Посредничество во взяточничестве (ст. 432 УК);
11. Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности (ч. 1 ст. 435 УК).
Исходя из статьи 1 Закона Республики Беларусь «Оборьбе с коррупцией», можно предельно четко обозначить критерии коррупционного преступления. К таким критериям следуй отнести три позиции:
¨ преступление должно быть совершено государственным должностным или приравненным к нему лицом;
¨ преступление должно быть совершено с использованием служебных полномочий (или служебного положения);
¨ преступление должно быть совершено из корыстной или иной личной заинтересованности.
При этом следует выделять, и это соответ­ствует требованиям международных конвенций, два типа корруп­ционных преступлений.
Первый тип коррупционных преступлений – это коррупцион­ные преступления, выражающиеся в умышленном использовании государственным должностным или приравненным к нему лицом своих служебных полномочий в целях противоправного получения имущества или другой выгоды в виде услуги, покровительства, иного преимущества для себя или для третьих лиц. Специфика этих коррупционных преступлений заключается в том, что преступное деяние совершается государственным должностным или приравненным к нему лицом не на основе коррупционного соглашения с другими лицами. В данном случае лицо лишь исполь­зует свои полномочия для того, чтобы получить имущественную или иную выгоду на основе злоупотребления властью или служеб­ными полномочиями.
Второй тип коррупционных преступлений – это классическая форма коррупции, или собственно коррупция, ко­торая заключается в том, что речь идет о коррупционном соглаше­нии государственного должностного или иного приравненного к нему лица с иными лицами.
К первому типу коррупционных преступлений, предусмотренных УК, с учетом обозначенных критериев следует отнести: хищение иму­щества путем злоупотребления служебными полномочиями (ст. 210 УК); легализацию («отмывание») материальных ценностей, приобретенных преступ­ным путем, совершенную должностным лицом с использованием сво­их служебных полномочий (ч. ч. 2 и 3 ст. 235 УК); злоупотребление властью или служебными полномочиями, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности (ч.ч.2 и 3ст. 424 УК); бездействие должностного лица из корыстной или инойличной заинтересованности (ч.ч. 2 и 3 ст. 425 УК); превышениевласти или служебных полномочий, совершенное из корыстной илииной личной заинтересованности (ч.ч, 2 и 3 ст. 426 УК); незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 429 УК); злоупотребление властью, превышениевласти либо бездействие власти, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности (ст. 455 УК, речь идет о воинскомпреступлении против интересов военной службы).
Ко второму типу коррупционных преступлений следует отнести получение взятки (ст. 430 УК), дачу взятки (ст. 431 УК),посредничество во взяточничестве (ст. 432 УК.
Для системного отслеживания коррупционных преступлений, совершаемых должностными лицами путем исполь­зования служебных полномочий, представляется необходимым унифицировать ответственность должностных лиц за совершение любых преступлений с использованием служебных полномочийрамках преступлений против интересов службы. В этихцелях предлагается внести изменения в УК,предусмотрев ответствен ность должностных лиц за использование служебных полномочии в преступных целях (для совершения любогодругого преступи ния) как за соответствующее преступление против интересовслужбы. Одновременно исключить из всех статей Особенной части УКквалифицирующий признак «совершение преступления долж­ностным лицом с использованием своих служебных полномочии, Вкаждом таком случае содеянное должностным лицом будетквалифицироваться как соответствующее преступление противинтересов службы в совокупности с преступлением, совершенным сиспользованием служебных полномочий. При нынешнейконструкции, например, торговля людьми, совершенная должностным лицом с использованием служебных полномочий (квалифи­цированный состав данного преступления), квалифицируется почасти 2 статьи 181 УК.Оценка указанных действий еще икак преступления против интересов службы исключается ввиду тогочто использование должностным лицом своего служебного положения для совершения указанного преступления предусмотренов качестве квалифицирующего признака. Между тем, более чем очевидно, что использование должностным лицом своих служебныхполномочий для совершения другого преступления есть одна изопаснейших форм коррупции. Однако ныне такого рода коррупци­онные преступления даже не фиксируются статистикой в качествекоррупционных.
 
2. Интересы службы как объект уголовно-правовой охраны.
Родовым объектом рассматриваемых преступлений яв­ляются общественные отношения, обеспечивающие соответствующее интересам службы содержание деятельности государственного, общественного и хозяйственного аппарата управления, что следует из названия гла­вы 35 УК.
В государственном секторе проблема интересов службы в деятельности должностных лиц в полном объеме определяется публичными (финансовыми, экономическими, социальными и др.) интересами государства, включая стандарты законности, экономической, финансовой, оперативно-управленческой и функциональной целесообразности и необходимости.
Наибольшую сложность в судебно-следственной практике вызывает установление интересов службы в сфере коммерческого (хозяйственного) управления.
В отечественной юридической литературе отмечается сложность установления точного содержания такого объективного признака как «вопреки интересам службы». Это обусловлено тем, что существует определённое несоответствие между закрепленным в законодательстве понятием должностного лица и интересами службы в частном секторе управления, которые приобрели относительно самостоятельный характер по отношению к интересам государства. При этом интересы службы в частном секторе управления в должной степени не консолидированы с публичными интересами.
В уголовно-правовой литературе отмечается, что должностное злоупотребление будет иметь место тогда, когда служебные полномочия используются должностным лицом вопреки законным интересам коммерческой организации. Оценка принятых служебных решений на соответствие интересам службы должна осуществляться с позиции интересов собственника юридического лица, который несет весь риск негативных последствий от принятия управленческого решения уполномоченным на это лицом. Интересам службы в хозяйственной (частной) сфере управления причиняется существенный вред, если в результате злоупотребления должностного лица наряду с причинением имущественного ущерба потерпевшему наступают негативные последствия для иных собственников (акционеров, соучредителей) коммерческой организации невиновных в совершенном злоупотреблении. Эти последствия могут проявляться в необходимости возмещения причиненного виновным имущественного ущерба, в нарушении репутации коммерческой организации, в дезорганизации её деятельности и т.п. При этом обеспечение и соблюдение прав и законных интересов иных собственников коммерческой организации образуют функциональные обязанности виновного как должностного лица этой организации.
Необходимо отметить, что публичный интерес в управленческой деятельности частного сектора сохраняется в полном объеме с точки зрения оценки принятых решений на их соответствие требованиям законности [8, с. 966]. Противоречий с обязанностью должностного лица действовать в интересах коммерческой организации в данном случае не возникает. Закрепляя указанную обязанность, законодатель, предполагает ее исполнение с учетом установленных законом ограничений. Исполнение предписаний нормативных правовых актов, в том числе локальных, входит в круг интересов коммерческой организации, имеющей юридические обязательства перед указанными в законе физическими лицами, трудовым коллективом, бюджетом и кредиторами.
Таким образом, содержание понятия «интересы службы» необходимо устанавливать в каждом конкретном случае злоупотреблений со стороны должностного лица, исходя из содержания всей совокупности интересов, обеспечивающих соблюдение требований законности, авторитета, репутации органа государственного, общественного, хозяйственного управления, имущественных, финансово-экономических интересов физических и юридических лиц.
Причинение имущественного ущерба должностным лицом коммерческой организации, злоупотребляющим своими должностными полномочиями, представляет собой ни что иное как нарушение публично-правовых ограничений, обеспечивающих нормальную законную деятельность этой коммерческой организации. При этом нарушение публично-правовых ограничений означает несоблюдение интересов службы должностным лицом независимо от того является он наемным работником или (и) учредителем (собственником) данной коммерческой организации. Исходя из этого, имеются основания утверждать, что злоупотребление должностного лица коммерческой организации, повлекшее причинение имущественного ущерба без признаков хищения в крупном размере, должно квалифицироваться на основании ст. 424 УК.
  
Характер объекта должностных преступлений определя­ет специфику их субъекта и объективной стороны. Любое такое преступление независимо от своего внешнего проявле­ния и сферы совершения всегда выражается в нарушении установленных для должностных лиц правил, запретов или обязанностей. Это позволяет говорить о том, что диспози­ции всех статей УК, предусматривающих должностное лицо в качестве субъекта, а использование служебных полномо­чий — как способ совершения преступления (в основном или квалифицированном составе), являются бланкетными.
Для установления, посягает ли конкретное деяние на специфический объект должностных преступлений — интересы службы, а если посягает, то на какую именно сферу служебной деятельности, необходимо обращение к нормативным правовым актам, регулирующим служебную дея­тельность должностного лица.
Бланкетным характером диспозиций преступлений про­тив интересов службы обусловлен ряд проблем в практичес­кой деятельности органов уголовного преследования и суда.
Одна из основных таких проблем заключается в том, что права и обязанности должностного лица, порядок его действий в различных служебных ситуациях зачастую устанавливаются большим количеством источников – нормативными правовыми актами, в том числе техническими, а также имеющими обязательный характер должностными инструк­циями, служебными обязанностями, приказами и другими локальными нормативными правовыми актами, изданными в учреждении, где работает должностное лицо. Необходимо устанавливать все такие нормативные источники распрост­раняющие свое действие на служебную деятельность конкретного должностного лица, а их копия (выписки) поме­щать в уголовное дело.
В свою очередь, обширность нормативной базы вызывает ряд вопросов при юридической оценке поведения должност­ных лиц, что обусловлено правилами действия норматив­ных правовых актов во времени, в пространстве и по кругу лиц, а также пробелами и коллизиями в законодательстве.
Прежде всего, о действии нормативных правовых актов во времени. Для целей доказывания и юридической оценке содеянного необходимо использовать только те норматив­ные предписания, которые были обязательными для долж­ностного лица в момент совершения им преступного дея­ния (момент наступления последствия, когда деяние не но­сило длящийся или продолжаемый характер, не учитывает­ся). Установив исчерпывающий перечень нормативных правовых актов, следует уяснить действие каждого из них во времени, т.е. точные даты вступления в силу, внесения изменений и дополнений, а также прекращения действия нормативного правового акта.
Новые нормативные правовые акты, в томчисле ло­кальные, должностные инструкции, служебные обязаннос­ти и другие обязательные правила не имеют обратной силы, то есть не распространяют свое действие на отноше­ния, возникшие до их вступления в силу.
Исключениями из этого общего правила в соответствии со ст. 67 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь являются толь­ко случаи, когда новый акт смягчает пли отменяет ответ­ственность либо когда в самом нормативном правовом акте или в акте о введении его в действие прямо предусматрива­ется, что он распространяет свое действие на отношения, возникшие до его вступления в силу.
Придание обратной силы нормативному правовому акту не допускается, если он предусматривает введение или уси­ление ответственности либо иным образом ухудшает поло­жение лица. Не имеют обратной силы акты, возлагающие дополнительные (увеличенные) по сравнению с ранее суще­ствовавшими обязанности или ограничивающие в правах либо лишающие имеющихся прав.
Эти правила имеют большое значение в следственно-судебной практике при квалификации многоэпизодных, про­должаемых и длящихся преступлений, когда в течение вре­мени нахождения лица в должности и совершения им рада преступлений либо непрерывного невыполнения обязаннос­ти или нарушения запрета происходило изменение норма­тивных предписаний о порядке его служебных действий, менялось содержание его прав и обязанностей. Вменять в вину по каждому эпизоду преступления можно нарушение только тех предписаний, которые действовали в момент совершения именно этого эпизода.
Рассмотрим действие нормативных правовых актов в пространстве и по кругу лиц. Правила действия в простран­стве устанавливает ст. 68 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Бела­русь» акты республиканских государственных органов имеют обязательную силу на всей территории Республики Беларусь, акты органов местного управления и самоуправле­ния — на соответствующей территории государства.
При очевидности этого правила более внимательного от­ношения требует установление пределов действия по кругу лиц актов конкретного учреждения, предприятия определя­ющих полномочия отдельных категорий должностных лиц либо сотрудников отдельных структурных подразделений.
Если ознакомление с этими актами организации (долж­ностными инструкциями, служебными обязанностями, при­казами и т.д.) было заверено подписью привлекаемого к ответственности должностного лица, необходимо в ходе рас­следования такие документы изымать в подлиннике. Это позволит противодействовать ложным заявлениям должно­стного лица о том, что он не был осведомлен об отдельных своих обязанностях, не зная установленного порядка дей­ствий и тем самым доказать его умысел на нарушение нор­мативного предписания.
Сложной проблемой являются пробелы в законодатель­стве. Они возможны даже при обширной нормативной базе.
На них следует обращать особое внимание, в частности, по делам о бездействии с тем, чтобы не допустить вменения в вину невыполнения или ненадле­жащего исполнения действий, которые должностному лицу не предписывались.
 

Смотрите также  Взаимодействие уголовного права с другими отраслями права
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x