И державна

0 106

JT8221
НАУКОВА БШЛЮТЕКА В. Г Коррлснка

 
нял в 40-х годах XX века немецкий ученый Гентиг, работавший в США. В 1948 г. он издал монографию «Преступник и его жертва. Исследование по социобиологии преступности». В дальнейшем виктимологическое направление стало бурно развиваться.
Виктимологи прослеживают связь поведения жертв как с внутренними (мотивацией), так и с внешними (объект посягательства, способ, средства и орудия, последствия и др.) характеристиками преступного поведения. Убедительно доказано, что действия жертвы могут стимулировать, провоцировать криминальную активность, облегчать ее реализацию в конкретных поведенческих актах преступника, способствовать достижению преступного результата. Некоторые личностные характеристики (например, легкомыслие, вспыльчивость, авантюрность, половая распущенность), профессионально-ролевые особенности (связанные, например, с исполнением обязанностей кассира, инкассатора, сторожа), а также ситуационные факторы (например, затянувшийся семейно-бытовой конфликт или выяснение отношений в состоянии сильного алкогольного опьянения) предопределяют уровень виктимности людей (степень вероятности для них стать жертвой преступления). Во многих случаях преступления могло бы не быть, если бы преступник столкнулся с надежными преградами на своем пути: предусмотрительностью и надлежащим отпором со стороны жертвы, надежно охраняемыми жильем, имуществом и т.д. Влияя на факторы виктимности, общество, государство, его правоохранительные органы и другие институты могут снижать ее и тем самым оказывать целенаправленное воздействие на преступность.
Идеи, сформулированные представителями данного направления криминологии, легли в основу виктимологической профилактики — системы мер предупреждения, позволяющих охватить превентивным воздействием миллионы потенциальных жертв преступлений.
Рассмотренные социологические концепции в криминологии нельзя оценивать однозначно — либо только положительно или лишь отрицательно. В целом можно сказать, что их позитивный заряд выше, чем у антропологических (биологических) теорий. Представители социологической школы несравненно ближе к истине в понимании сущности и закономерностей преступности, ее корней и истоков. Значительное число их положений конструктивного харак-

тера основательно проработано и взято на вооружение практикой противодействия преступности. Таковы, например, предложения о необходимости целенаправленного воздействия на криминальные субкультуры как необходимое условие коррекции взглядов, установок и поведения правонарушителей (концепция субкультур); об экономии репрессии, расширении некарательных и отказе от некоторых, не оправдавших себя карательных мер противодействия преступности (теория стигмы); о контроле за референтными группами в целях воспрепятствования обмену криминальным опытом (теория дифференциальной ассоциации) и многие другие. Высокий уровень критичности по отношению к внешне благополучному общественному устройству, системность, убедительное обоснование значения широкой и последовательной социальной реформации как основы противодействия преступности характерны для радикальной криминологии. Гуманизм, рационализм и большие перспективы присущи виктимологическим теориям.

Разумеется, рассмотренные социологические концепции в криминологии не свободны и от недостатков, порой весьма существенных. Некоторые из них страдают односторонностью, неоправданно распространяют закономерности частного на общее. Так, в теории дифференциальной ассоциации можно отметить переоценку роли подражания, обучения в генезисе противоправного поведения. Эти феномены, весьма значимые для преступности несовершеннолетних, молодежи, вряд ли могут быть положены в основу объяснения противоправного поведения многих людей из числа взрослых. В целом эта теория отвечает скорее на вопрос как, но не почему человек становится преступником. В теории стигмы в какой-то мере гипертрофирована криминогенная роль «клеймения» преступников, ее положения вполне применимы к познанию механизма уголовного рецидива (правда, не всего), но явно недостаточны для понимания причин и условий значительной части первичных преступлений. Теория множественности факторов преступности во многом эклектична, причины и условия преступности в ней недостаточно дифференцированы и не ранжированы по силе криминогенного действия, в их ряду не всегда проводятся различия между главным, решающим, и второстепенным, малозначимым.

Эти и другие недостаточно обоснованные положения рассмотренных социологических теорий опровергнуты как самим хо-

дом жизни, практикой противодействия преступности, так и продолжающимися криминологическими исследованиями. И все же в совокупности эти теории, с учетом позитивного, ценного в их содержании, явились для человечества значительным шагом вперед на пути познания сложнейшего феномена преступности, позволили раскрыть многие ранее неизвестные грани, стороны этого социально негативного явления.
Отдельного, хотя бы краткого рассмотрения заслуживает история отечественной криминологии. Она не ограничивалась восприятием многих из изложенных идей, интерпретацией их применительно к российской действительности, а вносила собственный, весьма заметный вклад в развитие криминологической мысли.
Не углубляясь в очень далекую историю, среди отечественных ученых, плодотворно изучавших проблемы преступности, ее предупреждения, следует, прежде всего, отметить А.Н. Радищева (1749-1802 гг.). Он предложил конструктивную методику изучения, статистического наблюдения преступности и ее причин, разработал для этого систему таблиц («ведомостей»). До сих пор не потеряли научного значения его слова о том, что, «имея перед собой судопроис-шествия разных городов и разных областей России, видно и ясно будет: какие были побуждения к содеянному преступлению или к начатой тяжбе — недостаток ли в учении, худое ли воспитание или невежество… Видя источник тяжбы и преступления, тому и другому найти возможно будет преграду»1.
В декабре 1823 г. на заседании Российской Академии наук состоялся доклад К.Ф. Германа (1767-1838) «Изыскания на тему смертоубийств и самоубийств в России», основанный на анализе данных уголовной статистики с применением сводок, группировок, коэффициентов преступности и других приемов криминологических исследований. Примечательна реакция на эту работ)’ властей, в сущности «похоронивших» ее: как выразился министр просвещения, «хорошо извещать о благих делах, а такие, как смертоубийства, должны погружаться в вечное забвение».
Систематизированные криминологические исследования в России развивались в основном в русле классической, еще в большей
1Радищев А.Н. Избранные философские и общественно-политические произведения. М., 1952. С. 461.

мере социологической школы, а чаще в комбинированном виде. Для них также была характерна тесная связь с уголовно-правовой проблематикой. И.Я. Фойницким, Е.Н. Тарновским, Н.С. Таганцевым, Ц.Д. Сергиевским и другими учеными преступность рассматривалась не только как юридическое понятие (совокупность составов преступлений), но и как социальное явление, много внимания уделялось анализу «природных и общественных условий» преступности (И.Я. Фойницкий), ее социальной детерминированности, экономических и других объективных причин. Широко использовались результаты статистического наблюдения преступности, связанных с нею явлений и процессов общественного бытия и сознания.
Антропологическое направление в России не получило столь широкого распространения, как на Западе. Причем российские «антропологи» обычно в большей мере, чем их западные коллеги, уделяли внимание социальным факторам преступности, занимали, по существу, биосоциологические позиции. Так, Д.А. Дриль(1846-1910), издавший в 1982 г. книгу под тем же названием, что и Лом-брозо, — «Преступный человек», несколько позже отмечал: «Поведение и поступки человека — это равнодействующая усилий факторов двух категорий: особенностей психофизической природы деятеля и особенностей внешних воздействий, которым он подвергается» (1912).
Последовательные сторонники антропологической школы в России были в основном в среде не юристов, а врачей. Так, профессор психиатрии Юрьевского университета В.Ф. Чиж без каких-либо оговорок утверждал, что «социальная среда не влияет на преступность» (1894).
Ряд ученых, начинавших свою научную деятельность в царской России, продолжали разработку проблем уголовного права и криминологии после 1917 года (М.Н. Гернет, М.М. Исаев, А.А. Жи-ысиленко, С.В. Позиышее, П.И. Люблинский и др.).
В первые годы советской власти криминологические исследования проводились весьма интенсивно. Наряду со статистическими наблюдениями, изучением экономических, социальных факторов преступности большое внимание уделялось антропологическим измерениям, исследованию физической конституции, возрастных особенностей, состоянию здоровья, деятельности желез внутренней секреции, наследственности преступников. В 1925 г.

был образован Государственный институт по изучению преступности и преступника, созданы многочисленные кабинеты криминологического, криминально-антропологического и т.п. профилей.
С конца 30-х до 50-х годов криминологические исследования в России (и в СССР) не производились. В конце 50-х годов они возобновились. В начале 60-х годов появились первые публикации, открывшие начало новому (современному) этапу развития отечественной криминологии. Это работы А.Б. Сахарова «О личности преступника и причинах преступности в СССР» (1961 г.), А.А. Герцен-зона «Предмет и метод советской криминологии» (1962 г.), Г.М. Миньковского, В.К. Звирбуля и др. «Предупреждение преступлений» (1962 г.). Возрождение криминологии было также связано с трудами таких ученых, как А А Пионтковский, С.С. Остроумов, Б. С. Утевский, М.Д. Шаргородский, А. С. Шляпочников и др. В 1963 г. был создан Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности (ныне — НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации). Его сотрудниками, а также другими криминологами был подготовлен ряд крупных теоретических работ: «Введение в советскую криминологию» (А.А. Герцензон, 1965 г.), «Причинность в криминологии», «Причины правонарушений» (В.Н. Кудрявцев, 1968 г., 1976 г.), «Личность преступника» (В.Н. Кудрявцев, Г.М. Миньковский, А.Б. Сахаров и др., 1975 г.), «Проблемы преступности», «Преступность: иллюзии и реальность» (И.И. Карпец, 1969 г., 1992 г.), «Преступление и преступность», «Проблемы криминологической детерминации» (Н.Ф. Кузнецова, 1969 г., 1984 г.), «Теоретические основы предупреждения преступности» (В.К. Звирбуль, В.В. Клочков, Г.М. Миньковский и др.. 1977 г.), «Основы криминологии» (М.И. Ковалев, 1979 г.), «Теория криминологии и социальная практика» (A.M. Яковлев,1985г.).
С 1964 г. основы криминологии стали преподаваться в вузах страны. В 1966 г. вышел первый учебник по криминологии, а в середине 80-х годов фундаментальный «Курс советской криминологии» в 2-х томах.
Проблемы криминологии, в особенности предупреждения преступности, ее отдельных видов интенсивно разрабатывались в научно-исследовательских учреждениях и учебных заведениях МВД (работы Аванесова Г.А., Алексеева А. И., Антоняна Ю.М., Бабаева

tyl.M., Ветрова Н.И., Вицина С.Е., Горяинова К.К., Гурова А.И., 1/[гошева К.Е., Квашиса В.Е., Клейменова М.П., Лекаря А.Г., Овчин-ского С.С., Овчинского B.C., Пономарева П.Г., Попова В.И., Ревина В.П., Солопанова Ю.В., Стручкова Н.А., Шмарова И.В., Устинова B.C., Уткина В.А. и др.). Помимо названных ученых значительный вклад в развитие криминологии внесли Алимов С.Б., Беляев Н.А., Боголюбова Т.А., Блувштейн Ю.Д., Волженкин Б.В., Волков Б.С., Герасимов С.И., Гришаев П.И., Гуськов В.И., Дагель М.С., Дашков Г.В., Дьяков С.В., Долгова А.И., Ермаков В.Д., Жалинский А.Э., Жулев В.И., Забрянский Г.И., Зелинский А.Ф., Иншаков С.М., Клочков В.В., Кондрашков Н.Н., Коробейников Б.В., Косоплечее Н.П., Ларьков А.Н., Лейкина Н.С., Лелеков В.А., Лунеев В.В., Максимов С.В., Маслов В.П., Мацкевич И.М., Невский С.А., Ной И.С., Орехов В.В.. Панкратов В.В., Петров Э.И., Ратинов А.Р., Решетников Ф.М., Ривман Д.В., Синилов Г.К., Скворцов К.Ф., Спиридонов Л.М., Сухарев А.Я., Танасевич В.Г., Томин В.Т., Хохряков В.Ф., Филимонов В.Д., Филимонов О.В., Шестаков Д.А., Шрага И.Л., Эминов В.Е., Ястребов В.Б. и многие другие.
Дать обобщенную оценку российской (и советской) криминологии в том виде, в каком она возродилась и сформировалась, начиная с 50-х годов XX столетия, непросто. Долгое время она, в значительной мере восприняв идеи классической и социологической школ (хотя на словах порой энергично открещиваясь от них), развивалась на базе марксистской философии и социологии, что позволяет рассматривать ее с некоторыми оговорками в русле радикального направления. Предпринимались отдельные попытки расширить сферу криминологических исследований за счет изучения биологических факторов преступности (например, И.С. Ной, 1975 г.), но они не имели прочной естественнонаучной базы и к тому же сразу решительно пресекались. В целом советская криминология заметно идеологизирована, нередко вынуждена была исходить из партийных установок о возможности скорого построения идеального коммунистического общества, о бесспорных преимуществах развитого и иного социализма. Все буржуазные теории криминологии расценивались не иначе как реакционные. Преступность долгое время рассматривалась лишь как остаточное явление, рудимент прошлого. Понадобились годы, чтобы получила, причем не без сопротивления, признание достаточно очевидная мысль о том, что преступность является

закономерным явлением и для «социалистического общества», а не| только предшествовавших формаций. При разработке путей и средств противодействия преступности сказывались утопические в сущности представления о возможности искоренить причины и ус-| ловия преступности, а со временем полностью ликвидировать ее.
Но, несмотря на многочисленные идеологические табу, удалось многое сделать для познания с рационалистических позиций преступности как продукта общества, ее причинного комплекса, личности преступника, а главное — разработать целостную концепцию и систему мер предупреждения этого социально негативного явления, получившую признание в мировом сообществе.
Развернутая, глубоко и всесторонне обоснованная теория предупреждения преступлений, сформулированная отечественными криминологами, начиная с 1960-х годов, в свое время была взята на вооружение социальной и правоохранительной практикой и ее претворение в существенным образом способствовало стабилизации правопорядка, сокращению социально негативных явлений.
Современная российская криминология развивается не на пустом месте, она немало заимствует из прошлого. Вместе с тем многое пересматривается, трактуется по-новому с учетом реалий переходного периода. И это позволяет криминологической науке вносить свой весомый вклад в реализацию государственной политики борьбы с преступностью в стране, в противодействие преступности, которая стала одной из острейших проблем в жизни реформируемого российского общества.
Контрольные вопросы и задания
1. Какая из рассмотренных криминологических теорий представ ляется Вам наиболее убедительной? (Мнение необходимо обосновать).
2. Какая го рассмотренных криминологических теорий является, по Вашему мнению, явно несостоятельной и почему?
3. Дайте обобщенную оценку советской криминологии.

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x