Иные обстоятельства, исключающие преступность деяния

0 74

 
В судебной практике в качестве исключающих преступность деяния учитываются и некоторые иные обстоятельства. К ним относятся: выполнение профессиональных обязанностей; осуществление субъективного права; согласие потерпевшего. В Уголовном кодексе отсутствует прямое указание на эти обстоятельства как исключающие преступность деяния.
Уголовные кодексы России и некоторых других государств – членов СНГ предусматривают в качестве обстоятельств, исключающих преступность деяния, физическое и психическое принуждение. Вместе с тем, значение указанных обстоятельств в качестве исключающих преступность деяния неоднозначно. Что касается психического принуждения, то оно, как таковое, не устраняет деяния в уголовно-правовом смысле, но может создать ситуацию состояния крайней необходимости для лица, которое под воздействием психического принуждения (угрозы убийством) решается, например, передать преступникам ключи от сейфа, где хранятся ценности. Физическое принуждение, как известно, может либо вовсе исключать волевой характер действий лица, которые вследствие этого утрачивают уголовно-правовой смысл, либо причинение вреда деянием, совершённым под физическим принуждением, оценивается по правилам крайней необходимости.
Таким образом, физическое и психическое принуждение имеет иную природу и самостоятельно в качестве исключающих преступность деяния рассматриваться не могут.
Выполнение профессиональных обязанностей может сопровождаться ущемлением чьих-либо интересов, что делает такое поведение внешне сходным с преступлением. Так, конфискация имущества осуществляется путём изъятия материальных ценностей из владения осуждённого лица, что подобно завладению имуществом при хищении. Однако действия судебного исполнителя в данном случае являются исполнением его служебных обязанностей и основаны на приговоре суда, что делает их не общественно опасными, а социально полезными. Действие данного обстоятельства, исключающего преступность деяния, не ограничивается сферой деятельности представителей власти. В равной мере оно относится к деятельности всех должностных лиц, рабочих и служащих в сфере медицины, производства и т.п.
Правомерность причинения вреда при осуществлении профессиональных функций презюмируется при условии, что лицо действует в строгом соответствии с законом, подзаконными актами, служебными инструкциями, приказами и иными актами, регламентирующими его полномочия, условия и порядок их осуществления. Использование служебных прав вопреки интересам службы, злоупотребление ими превращают выполнение профессиональных обязанностей в общественно опасное деяние. В таком случае возникает право на необходимую оборону от посягательства независимо от полномочий и должностного положения нарушителя.

Смотрите также  Метод криминологии

Осуществление субъективного права, или осуществление своего права, как обстоятельство, исключающее преступность деяния, – это реализация лицом прав, которые предоставлены ему законом или иными нормативными актами в точном соответствии с этими актами.
Осуществляемое право должно полностью принадлежать лично лицу, реализующему это право. Так, не совершает преступления хозяин имущества, выбрасывая это имущество на свалку. Если же субъективное право ограничено законом, то оно должно осуществляться с учётом этих ограничений (например, членовредительство не может считаться личным делом мужчины, если оно направлено на уклонение от призыва на военную службу). Точно также недопустимо нарушение порядка осуществления своего субъективного права. Например, реализация права на землю в обход порядка, установленного законодательством о земле, расценивается как преступление – самовольное занятие земельного участка (ст. 386 УК).
Свобода распоряжения своим правом ограничивается также недопустимостью нарушения законных интересов других лиц. Так, уничтожение собственного имущества не должно совершаться способом, создающим угрозу повреждения чужого имущества (общеопасным способом). Одновременно принадлежность имущества лицу на праве общей совместной или долевой собственности исключает правомерность его уничтожения, поскольку такие действия нарушают право собственности совладельцев. Однако в подобных случаях следует чётко разграничивать гражданско-правовую и уголовно-правовую ответственность.

Игнорирование прав иных лиц при реализации своих прав может влечь ответственность по статье 383 УК, которая называет такие действия самоуправством и определяет их как самовольное осуществление своего действительного или предполагаемого права, совершённое с нарушением установленного правовым актом порядка и причинившее ущерб в крупном размере либо существенный вред правам и законным интересам граждан или государственным и общественным интересам.
Согласие потерпевшего на причинение ему определённого вреда фактически является осуществлением принадлежащего ему субъективного права. Однако поскольку непосредственная реализация такого права осуществляется иным лицом, то передача этому лицу своего права порождает ряд дополнительных условий правомерности причинения вреда.
1. Дача согласия на распоряжение каким-либо правом должна исходить от право- и дееспособного лица.
2. Передаваемое потерпевшим право должно принадлежать ему лично без каких бы то ни было ограничений. Однако, в отличие от осуществления субъективного права, согласие потерпевшего не извиняет причинение вреда интересам, посягать на которые не имеет права никто из посторонних. Так, не освобождает от ответственности согласие на причинение смерти при эвтаназии.
3. Дающий согласие должен осознавать фактическую сторону и социальную значимость совершаемых им действий, а также обладать способностью руководить своими действиями. Осознанное согласие может быть выражено устно, письменно или конклюдентно, но при любой форме должно быть конкретным: относиться к определённым ценностям и разрешать совершение с ними определённых действий.
4. Согласие потерпевшего должно быть добровольным, т.е. выражать истинные намерения лица. Нет добровольности при получении согласия посредством физического или психического насилия либо путём обмана. Добровольность согласия подразумевает и неограниченное право отозвать согласие в любой момент до наступления вреда.
5. Согласие потерпевшего должно быть своевременным, что означает необходимость его получения до причинения вреда. Как совершённое со своевременным получением согласия следует расценивать также использование, например, чужого имущества, если ранее его титульный владелец давал согласие на пользование имуществом и не возражал против его использования в будущем (многократное пользование чужой лодкой или чужим автомобилем). Примирение с потерпевшим после причинения ему вреда не исключает ответственности, кроме дел частного обвинения.
6. Вред, причиненный потерпевшему, по характеру и размеру не должен превышать пределы согласия потерпевшего.
7. Причинение вреда при согласии потерпевшего не должно ущемлять права и законные интересы третьих лиц.
Если кто-либо ошибается в отношении принадлежности прав или содержания полученного согласия, то причинение вреда оценивается по правилам фактической ошибки. Умышленное введение в заблуждение причинителя вреда относительно принадлежности нарушаемых прав является основанием для осуждения лица, давшего согласие, как исполнителя соответствующего преступления. Злонамеренные совместные действия влекут ответственность как лица, давшего согласие, так и непосредственного причинителя (например, при уклонении от армейской службы путём причинения вреда здоровью).
В юридической литературе в качестве самостоятельного выделяется такое обстоятельство, как исполнение закона. Фактическое осуществление закона является конкретной реализацией либо профессиональных функций, либо своих субъективных прав, что и определяет правовую оценку причинения вреда при исполнении закона.
 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x