Изучение общества во взаимодействии его характе­ристик и в динамике

0 74

Влияние каждой из подструктур общества осуществля­ется только во взаимодействии с другими. Поэтому специ­альное внимание уделялось самим процессам и условиям взаи­модействия, причем применительно и к преступному пове­дению, и к преступности в целом, отдельным ее видам.
Ряд получивших широкое признание частных криминоло­гических теорий как раз отражает разные моменты взаимо­действия характеристик, элементов общественной системы.
В свое Э. Дюркгейм писал о разрушении социаль­ных норм поведения — аномии, или безнормативности. В том числе в результате их недостаточности и противоречивости.
Человек формируется в рамках одних норм, а действовать ему приходится в рамках иных. Либо одновременно он при­нимает решение в условиях взаимодействия прямо противо­положных норм поведения.
Криминологически значимое взаимодействие социальная среда — человек (личность) может быть многоаспектным:
1. Среда — человек, совершающий преступление (пре­ступник).
2. Среда — потерпевший от преступления.
3. Среда — свидетель преступления.
4. Среда — официальный участник борьбы с преступно­стью (следователь, прокурор и др.).
5. Среда — человек, не являющийся непосредственным участником криминального конфликта или его свидетелем, но участвующий в формировании общественного мнения, и т. п.
каждого из этих видов взаимодействия дает важ­ную, но разную информацию. Например, какие именно люди, типы личности в соответствующих ситуациях чаще стано­вятся потерпевшими. И если нельзя быстро наладить охрану общественного порядка, то принимаются ли меры по предос­тережению людей от совершения определенных поступков, непредусмотрительных в конкретных условиях. Взаимодей­ствие среда — официальный участник борьбы с преступно­стью позволяет понять, какие характеристики таких участ­ников являются оптимальными в соответствующих услови­ях, в том числе во взаимодействии с характеристиками су­ществующей преступности.
С учетом двустороннего характера данного процесса при изучении социального взаимодействия применяется такой прием, как вычленение преступности в качестве относитель­но самостоятельного явления и взаимодействия об­щество — преступность. Его можно было бы трактовать пре­жде всего как взаимодействие общество — преступники, оп­ределяющее новое состояние общества и преступности.
Следовательно, рабочая схема анализа генезиса преступ­ности при использовании указанного методического приема выглядит таким образом:
Игнорирование этого механизма социальной самодетер­минации преступности ведет к ее развитию и наступлению на общество. Иллюстрацией может служить ситуация в Рос­сии периода реформ.

Смотрите также  КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УБИЙСТВ И УМЫШ. ПРИЧИНЕНИЯ ТВЗ

К середине 90-х годов, как уже отмечалось, криминаль­ная ситуация резко обострилась, произошло наращивание масштабов теневой экономики в России и в других странах Восточной Европы. По оценкам экономистов, ее доля увели­чилась от 11—12% до 50%. Одновременно речь идет о сле­дующем: нигде в мире не было именно такой, как в России, практики выдачи ваучеров на предъявителя; широкой рек­ламы создания и деятельности инвестиционных фондов без их надлежащего оформления; многие статьи законов о коо­перации, предпринимательской деятельности, акционерных обществах были на руку деятелям теневой экономики и те­невым преступникам. По информации профессора Амери­канского университета Луис Шелли в начале 1996 года, экс­перты изучили более ста тысяч норм действующего законо­дательства в России, из них более сотни тысяч признаны такими, которые дают лазейки для теневой экономической и прямо преступной деятельности.
Это преподносится нередко как недосмотр политиков, юристов, даже как побочный, но естественный продукт ре­форм. На самом деле, по оценкам криминологов, это логиче­ские последствия полного игнорирования закономерностей развития преступности, которые должны учитываться так же, как законы экономики. Отсутствовал системный подход к социальным реформам, и акцент делался на экономике, даже, точнее, на некоторых экономических моментах. Влияние экономики на другие сферы жизни трактовалось одно­сторонне и механистически. Главной, первоочередной целью реформаторов было не улучшение жизни существующих групп и слоев населения, в том числе способных к творче­скому и интенсивному добросовестному труду, а создание в короткий срок и любой ценой слоя собственников как соци­альной опоры реформ, новых социально-экономических от­ношений и охраняющего их государства.

Идеологами реформ ставка была сделана на уже готовых собственников — владельцев теневых, в том числе криминаль­ных капиталов, на бывшую номенклатуру, получившую собст­венность в обмен на власть. По существу, пришедшие к власти старались не давать их в обиду, хотя формально действовал прежний Уголовный кодекс РСФСР, и от правоохранительных органов требовали бороться со всеми преступлениями.
Авторы Программы перехода к рынку в 1990 году писа­ли: «Масштабы теневой экономики в контексте настоящей Программы имеют особое значение, так как логика перехода на рынок предусматривает использование теневых капита­лов в интересах всего населения страны. Это один из важ­ных факторов ресурсного обеспечения реформы». «Сегодня мы можем подвести предварительный итог социально-эко­номическим переменам последних лет. Если постараться обоб­щить их в виде формулы, то ее можно представить как об­мен власти на собственность… Россию у номенклатуры нель­зя, да и не нужно отнимать силой, ее можно «выкупить». Если собственность отделяется от власти, если возникает сво­бодный рынок, где собственность все равно будет постоянно перемещаться, подчиняться закону конкуренции, это и есть оптимальное решение», — писал в 1995 году Е. Т. Гайдар.
Реально выдавались не именные приватизационные чеки, а ваучеры на предъявителя, которые оказались в руках лоп­нувших затем многочисленных инвестиционных организаций, контролировавшихся, в частности, криминальной средой. Та­кого рода акция значительно обогатила организованных пре­ступников. Рынок в России был монополизирован прежде всего преступной средой. Происходила дальнейшая концен­трация криминального и иного теневого капитала, в том чис­ле за счет криминальной деятельности.
Что же делать? Е. Т. Гайдар пишет: «Капиталы, в том числе вышедшие из золотой пены инфляции и финансовых спекуляций, не могут долго мирно лежать в сейфах. Естест­венно, что для российского капитала сфера приложения все-таки не Швейцария, а Россия. Капитал постоянно в поиске, он ищет сферу приложения, роста. Для того, чтобы создан­ные и вновь образующиеся состояния работали в России, стали ферментом роста ее экономики, необходимы два важнейших условия стабильности: устойчивая валюта и надежные га­рантии неприкосновенности частной собственности безотно­сительно к властным или криминально-силовым возможно­стям ее владельца. Необходимо отделение собственности от власти — что еще сложнее — власти, бюрократии от собст­венности».
Режим законности, обеспечение национальной безопас­ности здесь в расчет не принимаются. Тогда на чем же стро­ится уверенность в том, что криминальные капиталы нако­нец-то начнут работать в интересах общества и России? На­помним, что до этого авторами и их сторонниками выража­лось стремление ввести мораторий на борьбу с экономиче­ской преступностью до перехода к рынку с тем, чтобы капи­талы оказались в руках «золотых» голов и начали работать в интересах общества. Но эти надежды не сбылись.
Криминологи предупреждали, что капиталы сосредото­чены в криминальном секторе теневой экономики, поэтому, зная психологию преступников и учитывая их крайний эго­изм, устоявшиеся стереотипы поведения, навыки решения возникающих перед ними проблем, следует ожидать, что капиталы будут использоваться только в узкоэгоистических целях. Капиталы в основном вывозятся и используются для окончательного завладения бывшим государственным и об­щественным имуществом, а где собственность, там и власть. Феномен «новых русских» — это в значительной мере фено­мен обогатившегося преступника, откровенно потребляюще­го, отмывающего, приумножающего и демонстрирующего свои криминальные доходы.
В заключение важно подчеркнуть: преступность порож­дается отнюдь не комплексом только негативных обстоятельств. В этом комплексе самые позитивные факторы могут взаимодействовать с рядом негативных и в итоге давать криминаль­ный эффект. Например, ничего плохого нет в богатстве и даже сверхбогатстве, но сочетание их с правовым нигилизмом и без­наказанностью владельцев криминальных состояний создает высокую вероятность широкого круга субъектов преступного поведения в разных вариантах и ситуациях. Дело не в том, чтобы отказаться от политики реформ, ликвидировать слой богатых людей, а в том, чтобы создать такую социальную си­туацию, когда соответствующие явления сочетались бы с тор­жеством закона и контролем народа. В соответствии с Консти­туцией России «носителем суверенитета и единственным ис­точником власти в Российской Федерации является ее много­национальный народ». Этот политический фактор должен по­стоянно взаимодействовать с экономическим, социальным, ду­ховным, ибо он не менее криминологически значим, чем они.
 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x