Криминология в странах Восточной Европы

0 89

Становление криминологии в странах Восточной Европы происходило на основе марксистского понимания природы и при­чин преступного поведения при заметном влиянии советской криминологической школы и было вызвано объективной необ­ходимостью перевести организацию борьбы с преступностью в этих странах на научную основу. Возникновение криминоло­гии, как правило, связывают с концом 50-х — началом 60-х го­дов, однако в действительности начало криминологических ис­следований было положено еще в конце XIX —начале XX в. Здесь же, по-видимому, нужно искать основу определенного плюрализма криминологии в странах Восточной Европы. По­этому правильнее применительно, например, к Польше или Гер­мании говорить о возрождении в конце 50-х годов криминологии на новой методологической основе.
В странах Восточной Европы развитие криминологии после второй мировой войны характеризуется прежде всего разработ­кой основных исходных концепций, вопросов методологии, опреде­ления предмета криминологии, ее места в системе наук. По мне­нию чехословацких криминологов, уяснение исходных теорети­ческих позиций было необходимой «умозрительной стадией раз­вития криминологии, создавшей условия для расширения эмпирических криминологических исследований в последующие годы». В это же во многих странах были созданы специ­альные базовые криминологические учреждения: в Чехослова­кии — Научно-исследовательский криминологический институт при Генеральном прокуроре Чехословакии, в Венгрии — Инсти­тут криминалистики Прокуратуры ВНР, в Болгарии — Совет по изучению причин и разработке мер предупреждения преступно­сти, на базе которых развернулись широкие эмпирические исследования. Так, Институт криминалистики Прокуратуры Венгрии, в задачу которого входили и криминологические исследо­вания, в первую очередь проводил их в области изучения пре­ступности против государственной собственности, народного хо­зяйства. Отдельные исследования были посвящены проблемам рецидива и преступности несовершеннолетних. В Чехословакии первые научные разработки были связаны с изучением причин хищений государственного имущества в машиностроении. В последующие годы ценные результаты принесли работы по изучению социальных и личностных факторов правонарушений несовершеннолетних, взаимосвязи между преступностью и ок­ружающей средой больших городов, вопросов рецидива.
Особенно широко эмпирические исследования в криминоло­гии развернулись с начала 70-х годов. Именно в это боль­шое внимание стало уделяться анализу состояния и динамики преступности, географии преступности, «смежным» с преступ­ностью явлениям — пьянству, наркомании, тунеядству, проституции. Значительное развитие получили исследования особенно­стей личности преступника, преступности несовершеннолетних, отдельных видов преступлений — хищений, преступлений против личности, групповой преступности и рецидива.

Накопленный эмпирический материал способствовал даль­нейшему развитию криминологической теории, обогащению со­держания криминологии и все более углубленному рассмотре­нию каждой проблемы, входящей в объем криминологии.
Почти во всех странах Восточной Европы к концу 70-х годов было организационно закреплено распространение криминоло­гических знаний. Криминологию стали преподавать как основ­ную или факультативную дисциплину в высших учебных заве­дениях, специальных школах и курсах.
Первые значительные успехикриминологии в странах Восточной Европы по времени совпали с первыми довольно острыми проявлениями кризиса командно-административной системы управления в этих странах. Больному обществу жиз­ненно необходим был если не хороший рецепт, то, по крайней мере, правильный диагноз. Возможно именно этим и объясня­ется:
1) повышенный интерес криминологов к проблеме «откло­няющегося поведения» (в Венгрии, Польше эти явления отно­сят к предмету криминологии);
2) увлеченность криминологов чрезвычайно большим количеством различных проблем, кото­рые недостаточно увязывались друг с другом, а в результате возникало отставание от нарастающих требований обществен­ной жизни.
К сожалению, кризисные явления в жизни общества отрази­лись на общественных науках, изучающих негативные явления, в том числе и на криминологии. Для нее, как и для других об­щественных наук, стало характерно забегание вперед, непра­вильное определение тенденций развития общества, отрыв тео­рии от происходящих в обществе процессов и зачастую просто неискренность. По-видимому, здесь в полной мере свое слово сказало одно из «преимуществ» социалистической криминоло­гии: жесткая, подкрепленная институционно связь между кри­минологической наукой и государственным заказом.

Смотрите также  Деонтология адвоката

В результате вместо глубокого и честного анализа тенденций преступности, ее причин и условий, эффективности системы про­филактики многие ученые отдавали дань модным, а порой иконъюнктурным темам. Так, вплоть до конца 80-х годов «осо­бое место в НРБ, ВНР, ГДР, ЧССР и др. занимал механизма криминогенного влияния империалистической пропа­ганды (в том числе с помощью новых форм массовой информа­ции, например видеокассет), а также контактов социально не­зрелых и неустойчивых лиц с гражданами буржуазных стран, некритического восприятия информации о „западном образе жизни», криминологическое обеспечение контрпропагандистских мероприятий». Во всех странах Восточной Европы слишком много внимания уделялось таким проблемам, как влияние на преступность пережитков прошлого в сознании людей, значение партийно-государственных решений (о борьбе с пьянством, ту­неядством и т. д.) в борьбе с преступностью, критике «совре­менных» буржуазных теорий и опыта капиталистических госу­дарств в борьбе с преступностью. Немало усилий было потрачено на то, чтобы обосновать «непоколебимость» генеральной тенденции снижения преступности в социалистических странах и тезиса о том, что преступность внутренне не присуща социа­листическому строю.
К числу достижений, которыми по праву может гордиться криминология в странах Восточной Европы, относятся следую­щие.
Во-первых, обстоятельно были изучены все стороны ипа­раметры самого понятия „преступность», ее взаимосвязь с дру­гими негативными явлениями, диалектическая связь между пре­ступлением как единичным актом антиобщественного поведения человека и преступностью как социальным явлением.
Во-вторых, утвердился подлинно научный взгляд на преступность как на сложное отрицательное социальное явление, при этом были преодолены как биологизаторские, так ивульгарно-социологи­ческие подходы к преступности».
В-третьих, утвердился взгляд на преступника как на человека, которого возможно и необхо­димо вернуть в ряды полезных членов общества.
В-четвертых, криминологи овладели умением проводить конкретные крими­нологические исследования в разных направлениях, это позво­лило от теоретических концепций перейти к анализу практики, конкретному изучению различных сфер общественных отноше­ний.
В-пятых, криминологи решительно вышли на связи и кон­такты с другими науками, как общественными, так и естест­венными.
В-шестых, на основе овладения спектром знаний о пре­ступности, ее причинах, условиях, способствующих совершению преступлений, лицах, их совершивших, криминологи не только сумели создать общую теорию предупреждения преступлений, но и научились разрабатывать конкретные предложения по их предупреждению.Одним из главных достижений криминоло­гической мысли можно считать и то обстоятельство, что именно в недрах криминологической науки оформилась идея и сложи­лись теоретические основы новой научной дисциплины — науки о социальных отклонениях.
Перестройка в экономической и духовной сферах стран Восточной Европы способна оказать благоприятное воздействие на развитие криминологии. Гласность раскрепостила научное познание, раскрыла и обнародовала криминологическую ста­тистику. Хотя, конечно, еще не вся правда о преступности от­крылась. Были сделаны первые реальные шаги к действитель­ному плюрализму в науке. В конце 80-х годов в странах Вос­точной Европы опубликованы первые работы, написанные под значительным влиянием идей буржуазных криминологических школ. В новых условиях широко открылись двери для прове­дения сравнительных исследований, обогатилась эмпирическая база криминологии, появилась возможность обратиться к ранее закрытым темам, переосмыслить многие, давно уже устоявшие­ся позиции.
Значительный интерес представляют исследования этиоло­гии преступности. По мнению немецких криминологов, преступность — это социальный процесс продукции и репродук­ции преступлений и преступников. Таким образом, если пре­ступность— социальное явление и преступность порождается обществом, это значит, что она во всех странах детерминирова­на социальными факторами реальной социальной жизни, на разных уровнях которой происходит продуцирование и репро­дуцирование преступности. Поэтому невозможно механически разделить противоречия, на которые указывается в качестве при­чин преступности, на противоречия «криминогенные» и «некри­миногенные», и тем более пытаться механически устранить так называемые криминогенные факторы социальной жизни.
Влиять на процессы возникновения преступности и на пре­дупреждение преступности можно только при постоянном рево­люционном, прогрессивном изменении самой социальной жиз­ни. Чтобы более глубоко осветить социальные корни данного явления, следует отказаться от традиционных, несколько упро­щенных теорий непосредственных причин преступности, лично­сти преступника и мотивов преступлений и обратиться к со­циальной проблематике. В этих целях в ГДР было проведено «исследование вопроса о взаимосвязи между социальной струк­турой и преступностью». социального происхождения и социального положения правонарушителей и структуры их деятельности показал, что около 80% преступников по своему социальному происхождению и социальному положению пред­ставители рабочего класса, — как правило, малообразованная и социально слабая часть рабочего класса.
В последние годы криминологи стран Восточной Европы рез­ко изменили направления конкретно-криминологических иссле­дований. Значительное внимание стали уделять таким ранее нетрадиционным или закрытым темам, как экологическая пре­ступность, организованная преступность, терроризм, преступность в сфере бизнеса и административной деятельности (кор­рупция, злоупотребление властью). Переход к рыночной эконо­мике и связанные с этим в первые годы экономические трудно­сти потребовали более глубокого изучения проблем экономиче­ской преступности, в том числе таких ее новых для стран Вос­точной Европы видов, как налоговая, компьютерная и т. д. В этих исследованиях экономической преступности, как прави­ло, опирается на всестороннее изучение деятельности нового хозяйственного механизма.
По мнению участников VI между­народного конгресса криминологов социалистических стран, для того, чтобы и в будущем успешно преодолевать застойные явления в криминологии Восточной Европы, необходимо:
а) в организационном плане: чаще проводить международные криминологические конгрессы этих стран, двухсторонние и мно­госторонние целевые встречи криминологов по наиболее акту­альным проблемам борьбы с преступностью, принимать меры к организации стажировок, совершенствовать формы своевре­менного взаимного обмена научной информацией;
б) в научном плане: усилить внимание криминологов к разработке фундамен­тальных проблем преступности и борьбы с ней, рекомендации по предупреждению преступности разрабатывать с учетом вы­явленных закономерностей порождения и изменения преступности. многообразия ее проявлений в разных сферах жизни об­щества и в разных регионах, нацеливать субъектов профилак­тики на самое эффективное использование гласности и всех форм непосредственной демократии, прямое участие масс в вы­работке, принятии и выполнении решений по вопросам борьбы с преступностью, конкретизировать пределы в компетенции субъектов профилактики; раскрывать полнее особенности преду­преждения разных видов преступности, а также преступности представителей разных социальных групп;
в) в научно-практи­ческом плане: разрабатывать планы предупреждения преступно­сти как органическую часть государственных планов экономи­ческого и социального развития.
Более чем 40 лет страны Восточной Европы объединяла общность социально-экономического строя, единство государст­венной идеологии. Это обстоятельство, а также примерно оди­наковый (в большинстве стран) уровень социально-экономиче­ского и культурного развития определяли то общее, что было характерно для преступности и системы предупреждения пре­ступности в указанных странах (структура преступности, значение государственно-общественного принципа в орга­низации борьбы с преступностью).
Состояние преступности в странах Восточной Европы опро­вергает довольно широко распространенные в криминологиче­ской литературе этих стран положения: о генеральной для всех социалистических стран тенденции постепенного снижения уровня преступности и уровня криминализации населения; о связи состояния преступности с так называемыми этапами социалистического строительства; о стабильности уровня преступности несовершеннолетних; об отсутствии организованной и профессиональной преступности, аппаратной коррупции, сра­щивании общеуголовной и экономической преступности; о решающем влиянии на состояние преступности (например, в 50-е годы в Венгрии, в 60-е — в Чехословакии) «идеологиче­ских диверсий империализма и подрывных действий его аген­тов» и т. д. В условиях гласности стало ясно, что и в периоды «культов личности» и «застоя» эти положения больше декла­рировались, чем имели хотя бы какие-то реальные подтверж­дения.
В настоящее вслед за перестройкой в СССР в странах Восточной Европы происходят большие перемены в политиче­ской, экономической и социальной жизни. Эти страны выбрали разнообразные, свои собственные пути развития, что отразилось на состоянии всего общества, и в том числе на состоянии пре­ступности.
Однако и сейчас в параметрах преступности стран Восточ­ной Европы много общего. Как положительный, так и отри­цательный опыт каждой страны должен быть своевременно и в нужной мере учтен другими странами для прогнозирования картины преступности и предупреждения преступности.
В странах Восточной Европы уровень преступности срав­нительно невысок. И если после окончания второй мировой войны почти во всех этих странах произошел значительный рост преступности, то с начала 50-х годов (в отдельных странах с на­чала 60-х годов) с восстановлением экономики, некоторым по­вышением уровня жизни народа преступность перестала расти. Длительный период данные статистики даже свидетельствовали о постепенном снижении уровня и общественной опасности структуры преступности.
В дальнейшем почти все страны Восточной Европы пере­жили периоды роста как отдельных видов преступлений, так и преступности в целом. Как правило, эти периоды совпадали с кризисными и послекризисными явлениями в политической, социальной и экономической жизни страны.

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x