НОМИНАЛИЗМ

0 73

НОМИНАЛИЗМ (лат. nominalis – относящийся к именам, именной, от nomen – имя) – одно из основных философских направлений в решении проблемы универсалий и исторически первая форма материализма. В методологическом плане, начиная с позднего средневековья, номинализм становится своего рода эмпирической философией пробуждающейся науки. Согласно номинализму, предметный мир вне мышления и сознания – это всецело эмпирический мир. Поэтому вне чувственного опыта нет никакой объективной реальности. Только конкретные вещи – индивиды – существуют в физическом смысле этого слова. Поэтому онтология номинализма допускает лишь минимальные классы родо-видового порядка (infima species), лишь один «уровень реальности» – уровень пространственно-временных объектов («фактов», «конкретов», «атомов» и т.п.), которые одни существуют «сами по себе», тогда как все возможные отношения между ними и даже некоторые их свойства зависят от способов нашего рассмотрения. Что же касается абстрактных объектов (абстрактных сущностей, универсалий), которые в чувственном опыте не даны, то они «сами по себе» (вне мышления и речи) не существуют. Своим действительным существованием и значением они обязаны их материальному носителю – языку. И поскольку существование абстрактных объектов чисто словесное, их включение в онтологию недопустимо.
Эта общая установка номинализма пополнялась и обогащалась разработками частного порядка по мере развития философии и науки. Современный номинализм, изгоняя абстрактные объекты из онтологии, не запрещает их использование в теории или в научной практике, лишь бы при этом правильно пользовались абстракциями и умели отличать полезные абстракции от бесполезных, а для этого необходимо прежде всего уметь доказывать непротиворечивость вводимых абстракций, в частности уметь их исключать разысканием подходящей эмпирической модели. К примеру, использование абстракций «добро» и «красота» гносеологически оправдано уже таким очевидным эмпирическим фактом, как существование добрых людей и красивых женщин.
Простым допустимым способом введения абстрактных объектов номинализм считает практику их контекстуальных определений. В этом случае абстрактные объекты вводятся в теорию как façon de parler, или как символические фикции. Эти символические фикции не имеют «собственного» значения, но их использование служит «сокращающим приемом» для формулировки вполне осмысленных утверждений о реальных объектах, особенно в тех случаях, когда этих объектов конечно необозримое или бесконечное множество. Так, говорят «всё красное» вместо того, чтобы говорить: «это красное», и «это красное», и «это…», т.е. вместо того, чтобы перечислять все красные предметы. Подходящим контекстуальным определением можно образовать абстракцию класса всех натуральных чисел без того, чтобы принимать этот класс в качестве объективной сущности. В арифметике вещественных чисел такого же рода абстракцией является «логарифм», имеющей смысл в контексте «log x», где x – вещественное, и притом положительное, число. Понятно, что подобные символические фикции не лишены познавательного значения, поскольку они служат для выражения определенных фактов. К примеру, контекст «log x» можно исключить, заменив его соответствующим числом: положительным, отрицательным или нулем, а не фикцией.
И все же, несмотря на ясность программного требования номинализма, реализация этого требования неизменно наталкивалась на трудности, в особенности когда речь шла об исключении абстрактных объектов из онтологии научных теорий, и в частности из онтологии математики. Эти трудности указывают на сомнительность самой идеи «исключения». Уже понятие семантической определимости, которое необходимо при построении номиналистического варианта теории множеств, предполагает использование нефинитных абстракций, не говоря уже об абстракции потенциальной осуществимости и абстракции отождествления. Не лучшим образом обстоит дело и с требованием абсолютной конкретности и индивидуальности (см. Индивидуация) вводимых в теорию объектов, поскольку «с того момента, как мы ограничиваем номиналистический тезис языком-объектом, допуская свободное использование интуиции в метаязыке, этот тезис теряет право на существование… убеждает нас в том, что само понятие «конкретная вещь» не удовлетворяет номиналистическому постулату… То, с чем мы встречаемся на практике, всегда более или менее конкретно. Какая-либо строгая альтернатива возможна только через абстракцию» (Freudenthal H. Logique mathématique appliquée. P. – Louvain, 1958, p. 46).
Истоки номинализма восходят к античности. Его первые представители в ранней античности – Антисфен (киник) и Диоген Синопский, противники «мира идей» Платона, положившие номиналистическую точку зрения в основу этики, а в поздней античности – Марциан Капелла, номиналистически излагавший логику. В раннее средневековье номинализм (тогда, собственно, и появились термины «номинализм» и «номиналисты») выделяется как реакция на рационалистический мистицизм неоплатоников. Номиналистическое толкование некоторых теологических догматов (Беренгаром Турским и Росцеллином) вызвало недовольство церкви – номинализм был осужден на Суассонском соборе (1092). Однако это не остановило филиации номиналистических идей, представленных в позднем средневековье в области философской антропологии (Генрих Гентский), психологии (А. де Серешаль), логики (Петр Испанский, Уильям Оккам, Жан Буридан). Тогда же номинализм начал конституироваться как философия отделяющейся от схоластики опытной науки (Николай из Отрекура, Николай Орем, Роджер Бэкон). В эпоху Возрождения идеология номинализма также находит многих сторонников (Л.Валла, X.Вивес, Низолий). В Новое номинализм принимает форму сенсуализма: Т.Гоббс, Дж.Локк и французские материалисты, с одной стороны, Дж.Беркли и Д.Юм – с другой. Именно в этот период закладываются основы той семиотической доктрины, которая характерна для современного номинализма, возрожденного в поздних философских работах Ф.Брентано. Но независимо номинализм заявляет себя в связи с кризисом теоретико-множественных основ математики (эффективизм и конструктивизм во Франции и в России) и формальной логики (усилиями польской школы логиков), а также в доказательств теории (финитизм). Параллельно номинализм получает новое теоретическое обоснование в работах Б.Рассела и идеологов Венского кружка, оформляясь как самостоятельное течение в рамках неопозитивизма.
Литература:
1. Целлер Э. Очерк истории греческой философии. СПб., 1996;
2. Штёкль А. История средневековой философии. СПб., 1996;
3. Коплстон Ч.Ф.История средневековой философии. М., 1997;
4. Яновская С.А. Проблемы введения и исключения абстракций более высоких (чем первый) порядков. – В кн.: The foundation of statements and decisions. Warsz., 1965;
5. Ледников Ε.Ε. Критический номиналистических и платонистских тенденций в современной логике. К., 1973;
6. Неретина С.С. Верующий разум. К истории средневековой философии. Архангельск, 1995;
7. Куайн У.О. Веши и их место в теориях. – В кн.: Аналитическая философия: становление и развитие. М., 1998;
8. Goodman Ν., Quine W. Steps Toward a Constructive Nominalism. – «Journal of Symbolic Logic», 12, 1947;
9. Quine W. On What There Is. – From a Logical Point of View. Cambr. (Mass)., 1953;
10. Henkin L. Some Notes on Nominalism. – «Journal of Symbolic Logic», 18, 1953;
11. Beth E.W. Lʼexistence en Mathématique. P. – Louvain, 1956;
12. Carré M. Realists and Nominalists. Oxf., 1961;
13. Largeault J. Enquête sur Nominalisme. P., 1971;
14. Courtenay W.J. Late Medieval Nominalism Revisited: 1972–1982. – «Journal of the History of Ideas», v. 44, 1983.
M.M.Новосёлов
 

Смотрите также  «АНАЛИЗ СОЗНАНИЯ»
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x