Ответственность соучастников

0 83

 
Уголовное право не устанавливает каких-либо особых оснований уголовной ответственности при соучастии. Основания ответственности одинаковы как за преступление, совершённое в соучастии, так и за преступление, совершённое одним лицом.
Одинаковые основания ответственности соучастников и лип, совершивших преступление индивидуально, означают, что те и другие несут её за виновно совершённое преступное деяние, запрещённое уголовным законом, но в данном случае – в виде соучастия в преступлении (п. 4 ст. 10 УК). При соучастии ответственность каждого соучастника не находится в зависимости от ответственности исполнителя и определяется характером и степенью его личного участия в совершении преступления. Каждый соучастник отвечает за совершённое преступление в пределах своей личной вины.
Поскольку в статье 16 УК даны определения организатора, подстрекателя и пособника и в квалификации их действий указывается также соответствующая статья Особенной части Уголовного кодекса, следует считать юридическим основанием привлечения лица к уголовной ответственности за соучастие наличие в его действиях состава организации преступления, или состава подстрекательства к преступлению, или состава пособничества в преступлении, совершённом исполнителем. Таким образом, при соучастии остаётся незыблемым положение уголовного закона о том, что уголовная ответственность может иметь место только при совершении виновно запрещённого уголовным законом деяния с единственным дополнением, что преступное деяние совершено в виде соучастия нескольких лиц в его осуществлении.
Поскольку соучастие – особая форма совершения преступления, то имеются определённые особенности ответственности соучастников.
1. Согласно части 9 статьи 16 УК соучастники несут повышенную ответственность, если преступление совершено группой лиц, непосредственно принявших участие в его совершении (соисполнительство), или организованной группой либо преступной организацией. Причём участники организованной группы или преступной организации признаются исполнителями независимо от их роли в совершении конкретного преступления.
2. При определении наказания соучастнику, согласно части 1 статьи 66 УК должны быть учтены степень и характер участия каждого из соучастников в совершении преступления. Степень и характер участия в совместной преступной деятельности – особенность, которая отличает соучастника от лица, совершившего преступление индивидуально, и которая должна быть учтена при определении наказания. Об этом прямо сказано в статье 10 УК: «Основанием уголовной ответственности является совершение виновно запрещённого настоящим Кодексом деяния в виде: 1) оконченного преступления (т.е. совершённого одним лицом)… 4) соучастия в совершении преступления».

Характер участия в совместно совершённом преступлении – это та роль, которую выполняет соучастник (исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник). Организатор, по общему правилу, наказывается более строго, чем другие соучастники. Подстрекатель – инициатор преступления, благодаря ему преступление было задумано, поэтому он более опасен, чем пособник.
Размер наказания руководителю организованной группы не может быть менее трёх четвертей размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК (ч. 2 ст. 66 УК).
Степень участия – это мера активности каждого соучастника в исполнении своих функций, т.е. фактическое влияние данного лица на других соучастников, важность действий в достижении общего преступного результата, подготовленность и интенсивность действий. Так, при определении наказания организатору следует учитывать, как он исполнял свои организаторские функции, количество соучастников, вовлечённых им в преступную деятельность, степень его влияния на них, их зависимость от организатора и иные обстоятельства, свидетельствующие об особой опасности данного лица. Пособник по формальной роли в преступлении – лицо второстепенное, но иногда он так энергично берётся за дело, предоставляет такие средства, без которых вообще невозможно совершение преступления, что намного повышает степень его общественной опасности.
Объективные обстоятельства, которые делают преступление более опасным (способ совершения преступления, использование должностного положения при совершении преступления, тяжесть последствий) вменяются в вину остальным соучастникам, если охватывались их умыслом. Так, умышленное уничтожение либо повреждение имущества, совершённое общеопасным способом (ч.2 ст.218 УК), вменяется в вину остальным соучастникам, если такой способ уничтожения имущества охватывался их умыслом. Аналогично решается вопрос о квалифицирующих обстоятельствах субъективного характера, определяющих опасность преступного деяния (мотив и цель), если они находятся на стороне исполнителя. Например, убийство по мотивам национальной вражды или розни (п. 14 ч.2 ст. 139 УК), совершённое исполнителем, вменяется и подстрекателю, и пособнику, если они знали о таком мотиве убийства со стороны исполнителя. Квалифицирующие обстоятельства субъективного характера, относящиеся исключительно к личности отдельных соучастников (повторностъ, судимость и др.), выражают только степень общественной опасности конкретного соучастника и не могут влиять на ответственность других соучастников.

Смотрите также  Учебные вопросы

Не могут быть исполнителями и по общему правилу соисполнителями преступлений со специальным субъектом лица, лишённые признаков этого субъекта.
Вопросы соучастия с исполнением различных ролей в преступлениях со специальным субъектом законом урегулированы лишь в отношении воинских преступлений. Согласно части 2 примечания к главе 37 УК соучастие в воинских преступлениях лиц, не являющихся военнослужащими, или приравненных к ним, возможно только в качестве организаторов, подстрекателей и пособников. Вопросы соучастия с распределением ролей в других преступлениях со специальным субъектом решаются на основе того, что в обществе нет и не должно быть противоречий между интересами частных и должностных лиц, работников различных служб, специалистов и неспециалистов и т.д. Поэтому в теории уголовного права и судебной практике общепризнано, что частные лица могут быть соучастниками должностных преступлений, а равно всех других преступлений со специальным субъектом. Это означает, что частные лица могут исполнять роль организатора, подстрекателя и пособника в преступлении, совершённом совместно с должностным лицом. Аналогично решается вопрос о возможности соучастия в других преступлениях со специальным субъектом.
В то же должностное лицо может быть соучастником в преступлениях, совершаемых частным лицом. Например, действия должностного лица, виновного в консультировании частного лица по вопросу безотказной дачи взятки другому должностному лицу, должны квалифицироваться как злоупотребление служебными полномочиями и соучастие (пособничество) в даче взятки.
Чрезвычайно сложным является вопрос о соисполнительстве в преступлении (групповом совершении преступления), требующем специального субъекта, с лицом, которое не отвечает признакам такого субъекта. Такое соисполнительство возможно только в случаях, если объективная сторона преступления, требующего специального субъекта, носит сложный характер и включает в себя действия, которые могут быть совершены любым лицом (например, изнасилование, совершаемое путём насилия или угрозы насилием; похищение имущества путём присвоения или растраты).
Участниками же организованной группы, совершившей преступление, требующее специального субъекта, могут быть лица, не обладающие признаками специального субъекта, поскольку, выполняя даже роль пособников при совершении, например, такого преступления, как получение взятки, они признаются соисполнителями этого преступления в составе организованной группы. В свою очередь, участниками простой группы (ст. 17 УК) при получении взятки могут быть только должностные лица.
Эксцесс исполнителя – это совершение исполнителем таких преступных действий, которые по способу их совершения либо по характеру и объёму не охватывались умыслом других соучастников. Совершение преступления, более тяжкого, чем предполагалось, использование более опасных орудий и средств совершения преступления без согласования с другими соучастниками не должно вменяться им в вину. Поскольку организатор, подстрекатель и пособник не сознают новых фактических обстоятельств совершения преступления исполнителем, их действия в этой части утрачивают виновную и причинную связь с совершённым преступлением. Согласно части 7 статьи 16 УК ответственность соучастников в подобных случаях ограничивается тем преступлением, которому они содействовали или к которому подстрекали. Поэтому, например, подстрекатель или пособник несут ответственность лишь за кражу, к которой они подстрекали или которой способствовали, хотя исполнитель совершил разбой.
Действия организатора, подстрекателя, пособника могут оказаться неудавшимися. В таком случае говорят о неудавшемся соучастии. Неудавшееся соучастие выражается в неудавшейся организационной деятельности, неудавшемся подстрекательстве, неудавшемся пособничестве.
Неудавшаяся организационная деятельность – это попытка организатора объединить лиц для совершения преступления, которая оказалась безуспешной либо в силу того, что они (лица) вообще отказались от его предложения, либо, согласившись, затем уклонились от участия в совершении преступления.
Неудавшееся подстрекательство – попытка склонить исполнителя к преступлению, которая оказалась безуспешной либо потому, что исполнитель, сначала согласившись, потом, до начала совершения преступления, отказался его совершать либо вообще остался непреклонным.
Неудавшееся пособничество налицо в тех случаях, когда оказывается содействие: исполнителю, почему-либо не приступившему к совершению преступления, исполнителю, уже совершившему преступление (запоздалое пособничество), лицу, которое вообще не собиралось совершить преступление (ошибка пособника).
Следует иметь в виду, что неудавшееся соучастие имеет место, если, несмотря на предпринятые со стороны организатора, подстрекателя или пособника действия, преступление не было начато, т.е. отсутствует даже стадия неоконченного преступления (приготовление к преступлению или покушение на совершение преступления).
Перечисленные случаи не образуют соучастия, так как нет основного признака соучастия – совместности преступной деятельности. Но неудавшиеся попытки организатора, подстрекателя и пособника являются общественно опасными действиями, совершены виновно и согласно части 8 статьи 16 УК являются приготовлением к совершению соответствующего преступления. Поэтому неудавшиеся организационная деятельность, подстрекательство и пособничество квалифицируются по статье 13 и соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса. Исключением является ответственность за организационную деятельность, направленную, например, на создание преступной организации (ч. 1 ст. 285 УК). Ввиду особой опасности такой деятельности законодатель считает сам факт организационной деятельности на создание преступной организации независимо от того, удалась ли она, оконченным преступлением. Применительно к бандитизму (ст. 286 УК) безуспешная организационная деятельность, направленная на создание банды, квалифицируется как покушение на бандитизм.
Вместе с тем, если вследствие действий организатора, подстрекателя или пособника исполнитель приступил к совершению преступления (например, начал готовиться к его совершению), но потом добровольно отказался, либо его действия были пресечены на стадии приготовления или покушения, либо преступление оказалось неоконченным по другим причинам, ответственность участников за соучастие в преступлении не исключается. В этом случае действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать соответственно как соучастие в приготовлении или покушении на совершение того преступления, которое они намеревались совершить. Квалификация в этом случае выглядит следующим образом: действия виновных квалифицируются по статье Особенной части Уголовного кодекса, предусматривающей ответственность за данные преступления, со ссылкой на статью 13 или 14 УК, отражающей стадию неоконченного преступления, и со ссылкой на статью 16 УК с учётом роли соучастника.
При совместной преступной деятельности возможны случаи, когда все соучастники или некоторые из них добровольно отказываются от начатой преступной деятельности. Если от такой деятельности добровольно отказываются все соучастники, то они освобождаются от ответственности за предполагаемое преступление и не могут нести ответственность за уже совершённые действия, если в них не усматривается состав иного преступления.
При добровольном отказе от начатой преступной деятельности одного из соисполнителей он также освобождается от ответственности за готовящееся преступление и несёт её в пределах содеянного, если оно образует состав какого-либо иного преступления.
Сложнее решается вопрос об ответственности соучастников с исполнением различных ролей при добровольном отказе некоторых из них. Эта сложность обусловлена тем, что преступный замысел всех соучастников осуществляется одним их них – исполнителем, от поведения которого во многом зависит возможность добровольного отказа организатора, подстрекателя и пособника.
При добровольном отказе исполнителя вопрос о его ответственности решается в соответствии с частью 2 статьи 15 УК. Но отказ исполнителя от продолжения начатой преступной деятельности не освобождает от ответственности других соучастников (за соучастие в приготовлении или покушении на совершение преступления).
Добровольный отказ организатора преступления и подстрекателя от начатой преступной деятельности освобождает их от ответственности только при определённых условиях. Так, в соответствии с частью 3 статьи 15 УК добровольный отказ организатора и подстрекателя предполагает, что они своими активными действиями предотвратили совершение преступления исполнителем (имеется в виду, что преступление было предотвращено на стадии приготовления или неоконченного преступления). Например, подстрекатель успешно отговаривает исполнителя от совершения преступления, либо заявляет органам власти о готовящемся преступлении, предотвращая тем самым его совершение. Если их действия не привели к предотвращению преступления, то принятые ими меры могут быть признаны только смягчающим обстоятельством.
Добровольный отказ пособника (ч. 4 ст. 15 УК) также должен выражаться в активном поведении, нейтрализующем его содействие исполнителю (например, забрал оружие, которое было дано для совершения убийства). Когда пособник ещё не оказал обещанной фактической помощи исполнителю, для добровольного отказа достаточно бездействия (например, не предоставить оружие, без которого исполнитель не в состоянии совершить преступление). Однако для добровольного отказа пособника, исключающего его ответственность, не требуется фактического предотвращения преступления со стороны исполнителя.
 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x