П.Механизм следообразования

0 367

 
Следы– межотраслевое, междисциплинарное понятие. Широкое распространение оно получило в обыденной речи. Мало кому незнакомывыражения типа «наследить», «последствия», «наследство», «слежка», «идти по следу», «по горячим следам», «следы остаются».
 
О следах преступлений говориться в уголовно-процессуальном законе, в некоторых других законах, во множестве подзаконных актов, регулирующих деятельность по выявлению, раскрытию, пресечению, предотвращению преступлений.
 
Следователь, следствие, расследование, преследование, обследование, исследование – во всех этих юридических терминах звучит родовое слово «след». Это понятие прочно вошло в лексикон работников правоохранительных органов, в составляемые ими процессуальные и рабочие документы.
 
В криминалистической трактовке следы – это прежде всего то, что оставляют преступники на месте происшествия.
 
Следы– это то, что ищут и изучают сыщики, следователи, эксперты, прокуроры и судьи, познавая по ним, что требуется выявить и доказать. Все, кто занимается этим, так или иначе – практические следоведы.
 
Ученые-криминалисты – тоже следоведы, но на теоретическом уровне. Созданное их стараниями учение о следах помогает в разработке теоретических и прикладных проблем, а практикам – решать поисково-познавательные задачи.
 
Таким образом, существует научное и практическое следоведение.
 
Первое носит подчиненный характер по отношению к последнему, поскольку криминалистика как бы состоит на службе органов, ведущих борьбу с преступностью, питая их своими идеями, рекомендациями, достижениями.
 
В орбите криминалистического обеспечения находятся предварительное расследование, деятельность следователей по уголовным делам.
Но не только следственная практика реализует криминалистические разработки. Круг их потребителей значительно шире и предоставлен не только участниками указанной стадии уголовного судопроизводства.
 
Само учение о механизмах следообразования прошло несколько этапов.
На первом этапе внимание криминалистов привлекли только сами следы, как источник информации преимущественно о личности преступника и некоторых его действиях. Понятие следа не формулировалось, механизм следообразования детально не анализировался; следы классифицировались в основном по объектам.
 
Первое определение следа в советской литературе предложил И.Н.Якимов.
 
Он писал: «следом называется отпечаток на чем-нибудь предмета, позволяющий судить о его форме или его назначении.»От следа он отличает пятно, которое «позволяет судить только об оставившем его веществе, так как оно само является частицей этого вещества». Однако это различие между следом и пятном И.Н.Якимов в своей классификации не учитывал.

В 1935 г. впервые в литературе был употреблен термин «учение о следах», а в 1936 г. – термин «трасология».
Но ни определения этого понятия, ни учения о следах не было.
Второй этап связывается с появлением работ С.М. Потапова по теории криминалистической идентификации, о научных основах учения о следах, которое он тогда именовал трасологией иА.И. Винберга об основных принципах криминалистической экспертизы.
Уже в первой работе о принципах криминалистической идентификации С.М.Потапов подразделил все объекты, участвующие в данном процессе, на идентифицируемые и идентифицирующие. Эту классификацию он неоднократно иллюстрирует на примере различных следов и оставивших их объектов.
Выделение следов в самостоятельную категорию послужило посылкой для создания таких классификаций, в которой основанием являлся бы не вид следообразующего объекта, а свойства самого следа или механизм его образования.
Для решения этой проблемы необходимо было определить, что следует понимать под следом в криминалистике. Такое определение сформулировал в 1945 г. С.М.Потапов.
«Следы –писал он,- отражение на материальных предметах признаков явлений, причинно связанных с расследуемым событием. Следы могут возникать от людей, отдельных предметов и от действий сил природы».
Это определение впоследствии было оценено как впервые предпринятую попытку раскрыть значение слова «след» в качестве криминалистического термина.

Как уже ранее я указывал в лекции, что первое определение следа было предложено И.Н.Якимовым на 10 лет раньше, в 1935 г.
Правда, оно было может быть более примитивным, «обиходным». Но оно точнее характеризовало след именно в криминалистическом значении этого термина. Еще точнее оно соответствовало пониманию следа как объекта трассологических исследований.
Определение С.М. Потапова характеризовалось как криминалистическое, в сущности, только потому, что в нем речь шла о явлениях, «причинно связанных с расследуемым событием». Но как раз это не способствовало его точности.
 
Как показало дальнейшее развитие криминалистики, объекты ее исследования, в том числе и следы, необязательно связаны с преступлением причинно. Кроме того, это определение никак не отграничивало следы от других доказательств.
Как раз в силу того, что определение С.М.Потапова было весьма общим, оно косвенно способствовало укоренению в криминалистике двух понятий следа – в широком (по существу, бытовом) и узком(трассологическом) смысле.
Из трасологического понимания следа как отображения внешнего строения и исходил Б.И.Шевченко при разработке научных основ трасологии.
 
Положения, которые он сформулировал, вкратце сводились к следующему:
1. В следообразовании участвуют два объекта. Объект, который вызывает свое отображение на другом, был назван Б.И.Шевченко «образующим», а получивший отображение – «воспринимающим».
2. В следе отображается только часть поверхности образующего объекта, которая вошла в соприкосновение, а при расположении объектов на расстоянии – была обращена к воспринимающему объекту. Эту часть поверхности образующего объекта и противостоящую ей поверхность воспринимающего объекта автор предложил назвать «контактными поверхностями».
3. Изменения на воспринимающем объекте могут возникать в пределах его контактной поверхности и за ее пределами. Следы, образующиеся в первом случае, Б.И.Шевченко назвал следами локального, во втором – периферического воздействия.
4. Б.И.Шевченко ввел понятие следового контакта – статистического и динамического.
5. Следовой контакт приводит к изменениям воспринимающего объекта двух видов – объемному или поверхностному.
 
С учетом всех указанных факторов Б.И. Шевченко и построил классификацию следов, уделив особое внимание следам локального механического воздействия, с которыми наиболее часто сталкивается практика.
 
Объемные следы такого воздействия он разделил на оттиски – статистические и динамические; последние на одиночные, линейные и плоскостные; особо выделены следы качения, разрезы и пробоины.
 
Поверхностные следы локального механического воздействия также подразделялись на статистические и динамические, а обе эти группы – на отпечатки (наслоения) и отслоения.
 
Из изложенного видно, что Б.И.Шевченко подошел к характеристике следов и их классификации с позиции изучения механизма следоообразования.
Научность и плодотворность такого подхода не замедлило сказаться: сформулированные им принципы легли, по существу,в основу трасологии как научной теории и оказали решающее влияние на ее развитие.
 
Третий, современный этап развития учения о следах начался с уточнения некоторых понятий и терминов.
 
Объекты, участвующие в процессе следообразования, получили название следообразующего и следовоспринимающего.
 
Их перечь был дополнен еще одним объектом – вещество следа. Уточняется и развивается понятие следа. Вносятся предложения об изменении их классификации. Так, Л.К. Литвиненко предложил дополнить следы механического воздействия следами разрыва-разлома, а подгруппу объемных следов – следами скольжения, распила и сверления.
 
Углубленное исследование механизмов следообразования в настоящее приводит к постановке вопроса о перестройке особенной части учения о следах, выделения таких его разделов, как гомеоскопия и механическая трасология, механоскопическая часть трасологии, транспортная трасология, неидентификационная трасология.
По прежнему продолжается детальное изучение следов в зависимости от видов объектов и механизмов следообразования.
Анализ современной литературы в области криминалистической техники показывает, что независимо от рода и вида следообразующих объектов, качественных особенностей следовоспринимающих поверхностей есть нечто общее, объединяющее все элементы процесса следообразования и в то же отражающее динамику процесса, позволяющее проникнуть в сущность следа.
 
Этим общим является механизм следообразования. Именно на базе познания механизма следообразования развивается практика исследования следов, безразлично, идет ли речь о следах ног, саней, огнестрельного оружия или оттисков печатей.
 
Знание механизма образования следов, их классификация позволяет судить о способе совершения определенных действий, результатом которых данные следы являются, и об особенностях объектов, образовавших эти следы», т.е. является необходимой предпосылкой получения доказательственной информации.
 
Это в равной степени относится к трасологии, баллистике и другим системам средств и приемов криминалистической техники, так или иначе имеющим дело со следами-отражениями.
 
Основываясь на сказанном, можно заключить, что общей, теоретической частью всех этих отраслей является криминалистическое учение о механизмах следообразования – одна из частных криминалистических теорий.
 
Все элементы механизма преступления, будучи взаимосвязаны и отражаясь друг в друге и в окружающей среде, образуют многочисленные следы преступления, содержащие информацию о нем и его участниках.
 
Закономерности возникновения такой информации выражаются и базируются на следующих положениях.
 
Известно, что в фундаменте самого здания материи существует способность, сходная с ощущением, — свойство отражения. Форма проявления этого свойства тем выше и сложнее, чем выше и сложнее форма материи.
 
Мир материален, а поскольку отражение присуще всей материи, всякий материальный процесс отражается в других материальных процессах, связанных с ним.
 
Из закона диалектики о взаимосвязи и взаимообусловленности явлений можно сделать вывод о том, что взаимосвязь при отражении есть одна из необходимых и универсальных связей объективной действительности: если всякий материальный процесс связан необходимостью с другими процессами, то не существует изолированных, а следовательно, и принципиально не отражаемых явлений.
 
Событие преступления есть один из материальных процессов действительности.
 
Для того чтобы узнать о событии, мы должны выделить связанные с ним изменения. Связь изменений с событием существует объективно. Эти изменения в среде, связанные с событием, есть результат взаимодействия между ними, результат отражения события в среде. Только по ним можно судить о содержании события.
 
Применительно к процессу доказывания изменения в среде есть о событии, те самые фактические данные, с помощью которых только и можно судить о событии преступления.
 
Следовательно, сам процесс возникновения информации есть процесс отражения, а информация – результат этого процесса.
 
Поскольку же любое событие преступления необходимо (как и любой процесс) отражается в окружающей среде, и процесс возникновения информации о преступлении носит необходимый, повторяющийся, устойчивый и общий характер, т.е. является закономерностью.
 
Закономерность процесса возникновения информации о преступлении, отраженная в следах, есть одна из объективно существующих предпосылок установления истины в судебном исследовании – проявление принципа познаваемости мира.
 
Ш. Учение о фиксации доказательственной информации.

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x