Понятие и криминологическая характеристика

0 68

Тема — 15. Коррупционная преступность
 
Учебные вопросы:
1. Понятие и криминологическая характеристика
2. Специфика причинности и детерминации
3. Особенности борьбы с коррупцией
 Под коррупционной преступностью понимается совокуп­ность преступлений коррупционного характера.
Коррупция — социальное явление, характеризующее­ся подкупом — продажностью государственных и иных слу­жащих и на этой основе корыстным использованием ими в личных либо узкогрупповых, корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с ними авторитета ивозможностей.
Она определяется иногда как «социальное явление, за­ключающееся в корыстном использовании должностным ли­цом органов государственной власти и управления своего служебного положения для личного обогащения». Но в та­ком случае к коррупции можно было бы отнести хищение, совершаемое путем злоупотребления служебным положени­ем, присвоения или растраты вверенного по службе имуще­ства. Однако не надо смешивать вора и взяточника. Кроме того, при коррупции используется не только непосредствен­но служебное положение, но и основанные на нем авторитет, возможности, связи.
Механизм коррупции — это:
а) двусторонняя сделка, при которой лицо, находящееся на государственной или иной службе, нелегально «продает» свои служебные полномочия или услуги, основанные на ав­торитете должности и связанных с ним возможностях, фи­зическим и юридическим лицам, группам (в том числе орга­низованным преступным формированиям), а «покупатель» по­лучает возможность использовать государственную либо иную структуру в своих целях: для обогащения, законодательного оформления привилегий, ухода от предусмотренной законом ответственности, социального контроля и т. п.;
б) вымогательство служащим взятки, дополнительного вознаграждения;
в) инициативный, активный подкуп служащих, нередко с одновременным сильным психическим воздействием на них. Последнее характерно для организованной преступности.
В США в каждом организованном преступном формиро­вании фиксировалась как минимум одна должность корруптера. Корруптеры и подкупают, и запугивают чиновников.
В России из числа выявленных организованных формиро­ваний имели коррупционные связи в 1991 году 65 организован­ных формирований, в 1992 — 635, в 1993 — 801, в 1994 — 1037, в 1995 — 857.
В связи с получением не основанного на законе возна­граждения служащий выполняет угодные взяткодателю дея­ния. При этом он принимает взятку либо за действия, кото­рые он должен был совершить по службе, либо за незакон­ные действия.
Правонарушения, связанные с коррупцией, включают:

Смотрите также  Статья 30

а) коррупционные правонарушения, совершаемые в виде пре­доставления, принятия материальных, иных благ и преиму­ществ;
б) правонарушения, создающие условия для коррупции и обеспечивающие ее (использование служебных полномочий вопреки интересам службы, превышение власти и т. п.). Эти правонарушения многообразны, носят уголовно-правовой, адми­нистративный, гражданско-правовой и дисциплинарный характер. Вот почему иногда употребляется выражение «борьба скоррупцией и преступностью». Оно отражает то, что не вся коррупция преступна и уголовно наказуема, хотя это и не вполне корректно. Точнее было бы представить соотношение этих явле­ний в виде частично накладывающихся друг на друга кругов.
Круг коррупционных преступлений не совпадает с долж­ностной преступностью, ибо, например, он не включает халат­ность. Не вполне совпадает он и спреступностью по службе.
Коррупционная преступность поэтому включает разные уголовно-правовые классы деяний. Ее составляют многие пре­ступления против государственной власти, государственной и иной службы. Это прежде всего взяточничество (ст. 290—291 УК РФ), а также связанные с ним злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), превышение должностных полномо­чий (ст. 286 УК РФ), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ); слу­жебный подлог (ст. 292 УК РФ), привле­чение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконное освобождение от уголовной ответст­венности (ст. 300 УК РФ), преступления против интересов службы в коммерческих и других организациях (ст. 201—204 УК РФ) и целый ряд иных преступлений, в том числе в сфе­ре компьютерной информации: неправомерный доступ к ком­пьютерной информации лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 272 УК РФ) и т. п. Круг этих деяний устанавливается при изучении уголовных дел, ма­териалов о взяточничестве, коммерческом подкупе, незакон­ном участии в предпринимательской деятельности, а последних осуществляется начиная со статистических данных.

Смотрите также  Статья 141-1. Пытки

Особенно опасна коррупция в органах государствен­ной власти.В случаях подкупа соответствующего служаще­го он начинает служить не государству либо иному субъек­ту, у которого он официально состоит на службе (обществен­ной, коммерческой организации), а тому, кто ему платит боль­ше или дополнительно.
Феномен использования государственной машины орга­низованной преступностью связан преимущественно с кор­рупцией. Она — один из способов превращения государст­венных полномочий в частную собственность. Гегель писал: «Та доля государственной власти, которую приобрел для себя отдельный индивидуум, потеряна для власти всеобщего». Мало того: опираясь на приобретенную часть власти, соот­ветствующие индивиды и криминальные формирования ведут наступление на государство, институты гражданского об­щества, его ценности.
В годы перестройки и реформ в России (особенно в 1990— 1999 годы) отмечалась все более интенсивная криминализа­ция государственного аппарата, использование его возмож­ностей в незаконных целях. При этом, наряду с традицион­ными формами подкупа должностных лиц, использовались новые: оплата зарубежных поездок, льготные кредиты, оказа­ние различных услуг, предоставление высокооплачиваемой должности после увольнения из государственного аппарата, включение в состав советов коммерческих структур или соуч­редителей, предоставление работы по совместительству и т. п. Только функционеры теневой экономики направляли, по оценочным данным, около 7 млрд. долл. на коррумпирование чиновников. До половины преступных доходов на эти же цели расходовала организованная преступность. В 70-е — начале 80-х годов у нее на это уходила примерно треть преступных доходов. Столько же тратили в США в 1920—1930-е годы гангстеры Чарли Лючиано и Аль Капоне. Во второй полови­не XX века, как писали В. М. Геворгян и Б. С. Никифоров, коррумпированная часть чиновничьего и полицейского аппа­рата США ежегодно получала «около 14 млрд. долларов в чистом виде, т. е. не обложенных никакими налогами». В России (по данным фонда Сатарова) в 2003 г. эта доля достигла 33 млрд. долларов.
В свою очередь от коррупционеров требуется вывести из-под социального контроля физических и юридических лиц, действующих в нарушение установленных правил, совершаю­щих преступления, требуется активное лоббирование инте­ресов предпринимателей и предпринимательских структур, несмотря даже на то, что эти интересы противоречат инте­ресам государства, общества.
Опасность коррупции очевидна, ее масштабы в России периода реформ приняли беспрецедентный характер: и по числу торгующих своими полномочиями служащих, и по числу подкупающих их лиц, и по пораженности коррупцией всех ветвей власти, всех ее эшелонов. Об этом свидетельствуют криминологические исследования, и в данной оценке едино­душны сотрудники всех правоохранительных органов и спец­служб. Признают это и руководители высших органов госу­дарственной власти.
Показательны следующие результаты работы по выяв­лению и пресечению фактов коррупции, осуществляемые МВД России после издания Президентом России Указа от 4 апреля 1992 г. «О борьбе с коррупцией в системе государ­ственной службы»:
росло число направленных в суд уголовных дел на кор­румпированных лиц: в 1995 году оно вдвое превысило пока­затели 1992 года;
в числе таких дел более двух третей составляли дела сотрудников органов государственного управления;
увеличивался среди дел о коррумпированных лицах удельный вес дел в отношении сотрудников правоохрани­тельных органов: в 1992 году он составлял 19%, в 1993 — 24,6%, в 1994 — 30%, в 1995 — 29,6%. В основном это были работники органов внутренних дел, хотя в 1994 и 1995 годах в суды стали направляться не единичные дела в отношении сотрудников прокуратуры, появились и дела о коррупцион­ных преступлениях сотрудников ФСБ;
В то же латентность коррупции огромна. И в зна­чительной мере это связано с тем, что часто она проявляется именно как двусторонняя «конфиденциальная сделка», в ра­зоблачении которой не заинтересована ни одна из сторон.
 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x