Применение теоретических положений в современной практике борьбы с преступностью

0 488

Тема — 13. Теория и практика борьбы с преступностью
 
Учебные вопросы:
1. Применение теоретических положений в современной практике борьбы с преступностью
2. Перспективы развития и применения зарубежных криминологических теорий
 В1896 году Э. Дюркгейм опубликовал монографию «Ме­тод социологии», в которой обосновал смелую гипотезу о том, что преступность — нормальное явление, от которого обще­ству никогда не удастся избавиться. Ненормальным, по мне­нию французского ученого, может быть лишь чрезмерный ее уровень: «Конечно, может случиться, что преступность при­мет ненормальную форму; это имеет место, когда, например, она достигает чрезмерного роста. Действительно, не подле­жит сомнению, что этот излишек носит патологический ха­рактер. Существование преступности нормально лишь тогда, когда она достигает, а не превосходит определенного для каждого социального типа уровня».
Эта идея оказалась очень привлекательной для многих политиков, поскольку она в значительной мере снимала с государственных деятелей ответственность за неудачи в борь­бе с преступностью. В первой половине XX века акцент в борьбе с антиобщественными проявлениями в странах За­падной Европы и США делался на полицейские и пенитен­циарные меры. Эта практика нашла теоретическое обоснова­ние в трудах ряда ученых. Например, Э. Сатерленд в 1924 году оценивал полицейские силы как основной инструмент противодействия преступности.
В 70-е годы в данное понятие стал вкладываться пре­дельно широкий смысл. Под контролем преступности пони­малась не только деятельность полиции, структур уголовной юстиции и пенитенциарной системы, но и реализация про­грамм социального развития, улучшения жизни, различная исследовательская деятельность. Будучи неудовлетворены неточностью термина, некоторые ученые предлагали отка­заться от него, взяв на вооружение выработанную Ф. Листом концепцию уголовной политики.
Однако доктрина контроля преступности оказалась при­влекательнее для политиков: всю ее пронизывала аксиома о вечности преступности, о невозможности избавиться от это­го общественно опасного явления. Из нее вытекало, что госу­дарство может и обязано (как при лесном пожаре) не дать криминальному феномену выйти за границы социальной тер­пимости (критерий весьма расплывчатый). Соответственно уменьшался и уровень притязаний граждан в плане обеспе­чения защищенности от преступности, и размывались кри­терии ответственности должностных лиц: ведь контролируе­мый рост преступности — это нормально.
В конце 80-х годов изменение акцентов полицейской деятельности стало актуальной потреб­ностью. Полицейские во многих западноевропейских странах стали заниматься воспитательной работой с несовершенно­летними, консультировать население по проблемам эффек­тивной защиты от преступников, оперативно решать про­блемы межличностных отношений, пресекая развитие кон­фликтов.

Смотрите также  Изменений в сторону уменьшения в активе и пассиве баласа

В 1993 году канадский криминолог М. Кассой разработал принципы реформации полицейской деятельности. Суть пер­вого принципа, предложенного канадским ученым, заключа­ется в необходимости отказа от порочной практики раз за разом реагировать на ситуацию, вместо того чтобы искоре­нить возможность самой ситуации. Этот принцип автор на­зывает политикой, ориентированной на проблему. За каж­дым криминалом необходимо увидеть социальную проблему: почему криминогенная ситуация возникла и почему она по­вторяется, порождая новых преступников и жертв. Прежде чем принимать меры, необходимо идентифицировать пробле­му, определить ее масштабы и основные характеристики, пусковые механизмы, локализовать наиболее уязвимые мес­та, воздействие на которые может разрушить весь кримино­генный механизм.
Следующий элемент концепции канадского криминолога можно определить как принцип инициативы. Органам, про­тивостоящим преступности, необходимо брать в свои руки инициативу как в превентивных, так и в репрессивных опе­рациях, а не ограничиваться реагированием на уже совер­шенные преступления. Этот принцип является развитием предложенной американским криминологом Шерманом так называемой теории сломленного сопротивления. Суть этой частной криминологической теории заключается в том, что полицейские силы не должны ограничиваться регулярным патрулированием в ожидании, пока что-нибудь не произой­дет. Они должны изменить ситуацию риска, насытить горя­чие точки преступлений полицейскими силами и проводить блиц-налеты. Блиц-мероприятия, проводящиеся эпизодиче­ски и внезапно, позволяют мгновенно воплотить в прин­цип неотвратимости наказания. Речь идет о быстрой моби­лизации полицейских сил и направлении их на какой-то один тип преступлений или место, где наиболее часто совершают­ся преступления. По мнению Шермана, такие непредвиден­ные и непериодические налеты могут посеять беспокойство в преступном сообществе, члены которого становятся неспо­собными оценить риск, которому они подвергаются. В подоб­ных случаях наблюдается тенденция к переоценке вероят­ности собственного ареста. После завершения такой поли­цейской операции, когда риск ареста возвращается к преж­нему уровню, преступники не спешат вернуться к прерван­ной криминальной деятельности и достаточно длительное ведут себя спокойно.

Смотрите также  Понятие и значение субъекта преступления

Принцип концентрации усилий там, где можно получить наилучшие результаты, — важное условие успеха. В основу этого принципа положены данные виктимологов о том, что виктимность неравномерно распределена во времени и про­странстве, а также по субъектам. С помощью так называе­мой методики геокодирования определяются места концен­трации преступной активности. Например, в канадском горо­де Миннеаполисе с помощью этой методики было установле­но, что 3% мест этого города дают 50% обращений в полицию. Более того, 100% обращений по поводу ограблений и авто­мобильных краж поступают из 5% районов города. То же касается и особенностей личностной виктимности. По дан­ным канадской прокуратуры, у жертв квалифицированных ограблений риск пострадать вновь от аналогичного преступ­ления в 9 раз выше, чем среди лиц, не подвергавшихся ог­раблению.
Последний принцип — ориентация на потребность в безо­пасности частных лиц. По мнению М. Кассона, полиции при­дется отказаться от военной модели и реорганизоваться в модель предприятия типа частного агентства безопасности. Государству в сфере борьбы с преступностью останутся функ­ции суда, наказания и определения «правил игры». Потенци­альная жертва становится потребителем безопасности, кото­рую могут продать соответствующие органы, предложив спе­циальные средства и способы защиты от преступлений.
Серьезные изменения претерпела карательная практи­ка. Она стала в значительной мере соответствовать рекомен­дации английского криминалиста XIX века Грифитса: «Не­обходимо разделить преступников на две большие катего­рии: тех, которые никогда не должны бы были входить в тюрьму, и тех, которые никогда не должны бы были выходить из нее».
В США, например, в отношении первых применяется пробация (условное осуждение с административным надзо­ром), в отношении вторых — содержание в так называемых тюрьмах «макси-макси», где в условиях усиленного режима в течение длительного срока содержатся наиболее опасные преступники. Количество заключенных в США увеличилось с 300 тыс. в 1981 году до 1 млн. в 1994 году.
Рост количества заключенных здесь, так же как и в стра­нах Европы, произошел за счет увеличения сроков лишения свободы.
Фиаско клинической криминологии и программ модифи­кации поведения вернуло американскую пенитенциарную практику в русло классических подходов, для обоснования которых у ученых нашлись новые аргументы. По мнению американского криминолога А. Найера, главная ценность тюремного заключения состоит в том, что оно позволяет изо­лировать лицо от общества в момент его наибольшей возрас­тной криминальной активности. С возрастом тяга к преступ­лениям ослабевает. По его данным, 84% арестованных за тяж­кие преступления — это люди в возрасте до 29 лет, 89,1% — до 34 лет, 92% — до 39 лет. Поэтому, если человек пересидит опасный возраст в тюрьме, вероятность дальнейшей преступ­ной деятельности с его стороны уменьшается. Заключенные исправляются потому, что становятся старше.
Примерно на основе таких же рассуждений социологи Вильсон и Боланд пришли к выводу о том, что увеличение количества арестов за преступления на 10% может повлечь снижение общего количества преступлений на 5%.
В 90-е годы в развитых странах особое значение приоб­рел принцип системности в противодействии криминально­му феномену. Такой подход позволяет определить наиболее оптимальную роль полицейских и пенитенциарных мер в социальной системе воздействия на преступность. В страте­гическом плане им отводится очень важная роль гаранта от­носительной стабильности криминала. Благодаря такой под­страховке становится возможным разрабатывать и реализовывать длительные, достаточно дорогостоящие и не сулящие быстрого эффекта программы социальной профилакти­ки общественно опасных деяний — те самые программы, без реализации которых все надежды на успех в борьбе с пре­ступностью останутся иллюзорными.
 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x