Радикальная криминология

0 270

В 60 — 70-е годы западная пережила серь­езнейший кризис, который значительно усугубился неудач­ной войной США во Вьетнаме и значительным усилением идеологического влияния стран социалистического содруже­ства. Все это привело к росту популярности идей о необхо­димости революционных изменений буржуазных социальных систем. Идеи революционности проникли и в науку о пре­ступности.
Теоретическим фундаментом радикалов стали кримино­логические концепции стигмы и аномии. Не случайно боль­шинство криминологов-радикалов (Г. Блох, Д. Гейс, Д. Кон-гер, В. Миллер, Р. Куинни, Ф. Зак) прежде проводили иссле­дования в русле именно этих научных направлений. Из от­крытия теоретиков стигмы того феномена, что преступления совершают практически все члены общества, а к уголовной ответственности привлекают лишь наиболее бедных и обез­доленных, сам собой напрашивался вывод о несправедливо­сти практикуемых методов воздействия на преступность. Концепция аномии, социальной дезорганизации, хронически присущей капиталистическому обществу, раскрывала глу­бинные истоки преступности и показывала, что без ради­кальных перемен в общественном устройстве избавиться от преступности не удастся: В промышленном буржуазном мире кризис и состояние аномии суть явления не только постоянные, но, можно даже сказать, нормальные.
Э. Дюркгейм, автор теории аномии, не считал необходи­мым избавлять от преступности, поэтому сам он революционных выводов из своей теории не делал. Но если соединить воедино концепцию хронической социальной дез­организации и установку на устранение преступности, то логично сделать вывод о необходимости изменения социаль­ной системы.
Социологическая криминология стала радикализировать­ся в начале 60-х годов, когда была переименована в социоло­гию отклоняющегося поведения. К 1973 году радикальное кри­минологическое направление вполне сформировалось.
Знаменательным в этом отношении был выход книги Яна Тейлора, Пауля Валтона и Джона Янга «Новая криминология».
Через два года из-под пера тех же авторов вышла еще одна монография — «Критическая криминология».
В начале 70-х годов американские исследователи Гер­ман и Юлия Швендингер, Антонни Платт образовали союз радикальных криминологов и основали свое периодическое издание для пропаганды революционных криминологических взглядов (иные издательства нередко отказывались публи­ковать столь смелые выводы радикалов). Радикальные криминологи считали необходимым отмежеваться от конфор­мистской криминологии, которая поддерживает господ­ствующий политический строй. В этом размежевании они иногда заходили настолько далеко, что приходили к выво­ду о недопустимости расходования денег на криминологи­ческие исследования, в то время как обездоленные стра­дают от голода и нищеты, на которые их обрекает капита­листическое общество.

Радикалы сделали немало смелых, оригинальных и ин­тересных выводов, разоблачающих различные аспекты со­циальной несправедливости в буржуазном обществе. Напри­мер, Р. Куинни, раскрывая вслед за К. Марксом основное противоречие капитализма — между трудом и капиталом, отмечал, что класс крупных собственников использует свое господство как инструмент управления обществом. Вот ка­кова логика его рассуждений: «Криминальная реальность в обществе основывается на определении преступного и не­преступного… В основе процессов криминализации — клас­совые конфликты… В качестве преступных определяются дея­ния, противоречащие интересам господствующих в экономи­ке классов… Будет ли то или иное деяние оценено в качестве преступного или непреступного, определяет класс, имеющий власть и доступ к правотворчеству».
В рамках классовой борьбы господствующий класс кри­минализирует любое поведение, которое противоречит его интересам. Преступления господ, противозаконные деяния власть имущих не квалифицируются как преступления, по­тому что у капиталистов достаточно власти, чтобы не допус­тить собственной криминализации.
Немецкий ученый Хаферкамп раскрыл серьезные поро­ки правоохранительной системы. По его мнению, уголовная юстиция создана не для того, чтобы снижать уровень пре­ступности, а для того, чтобы управлять ею. Ибо эта юстиция работает в тесном контакте с преступными группами, с орга­низованной преступностью, чтобы контролировать тех, чья преступность мала и незначительна. Преступность — это естественный продукт такого применения права, которое на­целено против представителей низших слоев.

А. Платт поставил вопрос о том, что для удер­жания людей от преступлений должно сделать их достойной. А для этого мало декларации о правах. Необходи­мо реальное обеспечение права на подобающее людям жи­лье, нормальное питание, на человеческое достоинство и са­моопределение.
Идеологическая основа радикальных теорий была неод­нородной. Если, например, Р. Куинни тяготел к марксист­ской криминологии, то Д. Дауне и П. Рокк считали, что в рамках традиционного марксизма проблему преступности не удастся решить. Им ближе анархический идеал общества, складывающегося из конфедерации свободных производите­лей (что-то наподобие либерального варианта сообщества швейцарских кантонов).
Однако критическое отношение к реальной социальной системе их объединяло.
Радикальное направление показало, каково соотношение науки и политики в разработке эффективной общественной системы воздействия на преступность. Научные направле­ния условно можно разделить на две группы: с одной сторо­ны — поддерживающие правящие политические круги и развивающие свои научные концепции в русле господствую­щей политики, с другой — оппозиционные. Оппозиционные направления также неоднородны. Одни ученые стремятся оградиться от политики, углубляясь в фундаментальные про­блемы, анализ которых возможен безотносительно к полити­ческой реальности. Их главный научный инструмент — ин­теллект, логика и специальные методики. Другие, понимая, что в русле порочной государственной политики реализо­вать продуктивные научные идеи невозможно, вступают в борьбу с нею. Интеллект, логика и специальные методики в их арсенале отступают на задний план. Радикализм, полити­ческая смелость, готовность к самопожертвованию — вот их научное кредо. Для возникновения радикального направле­ния в науке необходимы определенные условия. К ним можно отнести относительную зрелость фундаментальных тео­рий, разработку достаточно четкой концепции практическо­го решения проблемы эффективного воздействия на преступ­ность. Когда препятствием к решению проблем защиты об­щества от преступности становится не отсутствие знаний, а недостаток политической воли, в науке появляется радика­лизм. Ученые осознают, что «чистая наука» пробуксовывает, и делают крен в сторону политики и публицистики.
Ученые-радикалы попытались сделать прорыв в плане повышения уровня независимости и честности криминоло­гических исследований. В определенном смысле им это уда­лось. При этом то, что они перестали ориентироваться на практические запросы государственных структур, не снизило актуальности их исследований, поскольку общест­венная потребность в решении затрагиваемых ими проблем была налицо. По данному поводу французский криминолог М. Лонг заметил, что любое криминологическое исследова­ние рано или поздно оказывает влияние на уголовную поли­тику.
 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x