РОРТИ

0 62

РОРТИ (Rorty) Ричард (род. 1931, Нью-Йорк) – современный американский философ, развивающий постмодернистский вариант прагматизма. Учился в Чикагском и Йельском университетах, в 1954–61 – преподаватель в Йельском университете и Уеллеслей колледже, в 1957–58 – преподаватель философии в Принстонском университете, там же в 1961–82– профессор философии, доктор философии (1968). С 1983 – профессор гуманитаристики в Виргинском университете, с 1998 – профессор сравнительной литературы в Стенфордском университете. Член Американской академии искусства и науки.
Рорти прошел школу аналитической философии, и первые его работы по проблеме сознания выполнены в характерном для нее стиле. Анализ позитивистско-лингвистических новаций привел его к выводу, что суть произошедших за последние 30 лет изменений состоит не столько в повороте к лингвистической проблематике, сколько в переосмыслении давних загадок и проблем философии, как порожденных лингвистическим словоупотреблением и не имеющих предметного значения (Metaphilosophical Difficulties of Linguistic Philosophy – The Linguistic Turn. Chi. – L., 1967). В книгах «Философия и зеркало природы» (англ. изд.: Princeton, 1979, рус. изд. Новосибирск, 1997) и «Последствия прагматизма» (Consequences of Pragmatism. Minneapolis, 1982) итог размышлений Рорти о прагматизме У.Джемса и историцизме Дж.Дьюи в свете современных герменевтических и постмодернистских идей – убеждение в необходимости новой философской идеологии, порывающей с платоно-декарто-кантовской эпистемологической традицией и взглядом на философию как отражение мира.
Основные атаки Рорти направлены против фундаментализма и «идеологии Истины» с ее посылкой о возможности демаркации мнения и знания. Приняв постмодернистскую стилистику и сделав основным объектом критических атак теоретизм аналитической философии, Рорти в то же опирается на ее релятивистские результаты. Прагматизация опыта Н.Гудменом, критика догм эмпиризма У.Куайном, показ У.Селларсом «мифа данного», атаки Д.Девидсона на референциальную теорию значений, теория парадигм Т.Куна, по его мнению, сделав утопичным представление об оправдании знания эмпирическими или рациональными основаниями, находящимся вне его социолингвистического каркаса, одновременно развеяли образ философии как теоретико-аргументативной деятельности.
Невозможность подведения под знание фундамента, по Рорти, означает исчезновение почвы под ногами не только философии, но и науки. Наука не описывает реальность, а приспосабливается к ней с помощью метафорических картин, ее язык зарекомендовал себя успешным только для прагматических целей предсказания и контроля, а научный прогресс – интеграция все большего количества данных в связную паутину верований. В свете отсутствия у познания зеркальности различие между «твердыми» науками – естествознанием и математикой и «мягкими» – гуманитаристикой несущественно; и те и другие – разные языки, изобретенные для меняющихся целей. Отсутствие реальных демаркаций кладет конец давнему колебанию философии между наукой и искусством, сближая ее, как жанр литературной критики, с последним.
Согласно Рорти, дихотомии философии (духовное–телесное, субъект–объект, абсолютное–относительное, истина–мнение) являются порождением лингвистической практики (Релятивизм; найденное и сделанное. – В кн.: Философский прагматизм Ричарда Рорти и российский контекст. М., 1997; Проблема сознания, напр., была «изобретена» Декартом, положившим начало языковой игре о «духовной и телесной субстанциях». В современной философии сознания – бихевиоризме, редуктивном материализме, теории тождества – трудности связаны не с дефектами аргументации, а с принятием словосочетания «духовное–телесное» за подлинную проблему. Поскольку понятие «сознание» не имеет референта и строится только на интуиции о своем собственном Я, проблема сознания должна не решаться, а элиминироваться. Рорти считает ложной не только эпистемологическую, но и этическую традицию. Кант выводил мораль из «разума» и считал ее правила универсальными, к морали же следует подходить по-дарвиновски – как к естественным правилам общежития, возникшим в результате приспособления к природной и социальной среде. Потребность в общем понятии «мораль» возникает только в конфликтных ситуациях. Поэтому понятия «универсальный долг» и «обязанности» лучше заменить понятиями «благоразумие» и «целесообразность», а «моральный прогресс» трактовать в смысле роста сочувствия к нуждам все большего количества людей. Универсальных оснований нет и у понятия «безусловные человеческие права»: правовые законы, пригодные для одних сообществ, не годятся для других.
В истории мысли не существовало безличной логики идей: «вечные проблемы» в разные эпохи наполнялись разным смыслом, имели место только случайные, эпистемологически несоизмеримые высказывания одних людей и реакция на них других. Поэтому презентацию интеллектуального прошлого Рорти предлагает строить, исходя из исторического номинализма, а не реализма, т.е. в виде описания смены метафор – образов, выражавших дух своего времени.
Рорти – поборник радикальной секуляризации философии, т.е. освобождения ее от любых транскультурных подпорок. Секуляризм неопозитивистов и аналитиков он считает непоследовательным, поскольку, ориентируясь на науку, они приписывали философии объективистски-универсалистское значение. Дьюи, Ницше, Фрейд, Витгенштейн, Хайдегтер и символы современной философии – «смерть бога», «забвение бытия», «подъем новой современной технологии», «деконструкция» и др. – маркируют масштабы всеохватывающей секуляризации и тем самым кладут конец европейской традиции самоописания в сопряжении с некоей внечеловеческой реальностью. Современные неопрагматисты отбросили какие-либо метафизические подпорки, для них главное – сознательный этноцентризм, или нахождение самотождественности в причастности к верованиям своего сообщества. Их работа оценивается по вкладу в солидарность, а не в объективность. Ее форма – поэтический нарратив, самоирония и заинтересованный разговор, преследующий не интертеоретическое соглашение, а коммуникацию несоизмеримых верований (Случайность, ирония и солидарность. М., 1996).
Постмодернистский вариант прагматизма Рорти – предмет острых дискуссий. Апологеты Рорти видят в нем не только противоядие против техницизма аналитической философии, но и симптом возрождения литературно-эстетической и плюралистической традиции американской мысли. Критики оценивают прагматизм Рорти как восстание против рационалистической традиции и основополагающих ценностей западной цивилизации. Рорти часто упрекают за непоследовательность: историцистский релятивизм обосновывается им с помощью аргументов, почерпнутых из рационально-критической мысли. Превращение философии в разновидность искусства многие считают утопией: происходящее в котле науки всегда будет подталкивать философов брать за образец эту наиболее развитую форму знания.
Сочинения:
1.  Objectivity, Relativism and Truth. Cambr. (Mass.), 1991;
2.  Essays on Heideggerand Others. Cambr. (Mass.), 1991;
3.  Philosophical Papers, vol. 3, Truth and Progress. Cambr. (Mass.), 1998;
4.  Achieving our Country. Leftist Thought in Twentieth-Century America. Cambr. (Mass.) – L., 1998.
Литература:
1.  Prado C.G. The Limits of Pragmatism. Atlantic Highlands, 1987;
2.  Kolenda K. Rorty’s Humanistic Pragmatism – Philosophy Democratized. Tampa, 1990;
3.  Reading Rorty, ed. by A.Malachovski and J.Burrous. Cambr. (Mass.), 1990;
4.  Nielsen K. After the Demise of the Tradition: Rorty, Critical Theory, and the Fate of Philosophy. Boulder, 1991;
5.  Hall D.L. Prophet and Poet of the New Pragmatism. N. Y., 1994;
6.  Юлина H.С. Постмодернистский прагматизм Ричарда Рорти. Долгопрудный, 1998.
Н.С.Юлина
 

Смотрите также  ФИЛОСОФИЯ ТОЖДЕСТВА
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x