Структура правовой нормы. Норма права и статья нормативно-правового акта,

0 179

Вопрос о структуре юридической нормы — это вопрос о ее строении. «Структура» — это категория системного подхода и под ней понимаются це­лесообразные связи между элементами в системе. Однако наряду со структу­рой в любой системе имеется и другая сторона -состав, то есть совокупность необходимых и достаточных элементов (которые структура как раз и связы­вает). Поэтому для того, чтобы раскрыть строение какого-либо целостного объекта (системы), следует говорить как о структуре (способе связи элемен­тов в объекте), так и о составе — самих элементах. Хотя традиционно в юри­дической литературе вопрос о строении нормы права ставится именно как во­прос об ее «структуре».
Юридическая норма, будучи исходной единицей (элементом) системы права, в свою очередь также представляет собой систему (мини-систему), в которой могут быть найденысвои элементы и свои связи между элементами.
Сразу надо заметить, что проблематика строения нормы права относится, по существу, лишь к тем нормам, которые непосредственно регулируют по­ведение, то естьк предоставительно-обязывающим нормам. В литературе этот момент практически не учитывается. А ведь в системе права есть и другие ви­ды норм. Например, нормы-дефиниции, нормы-принципы и др.
По давней традиции в норме права выделяют три элемента, которые но­сят названия «гипотезы», «диспозиции» и «санкции».Гипотезой называют ту часть нормы, которая указывает на условия вступления нормы в действие (да­ет описание юридических фактов).Диспозиция — это «та часть нормы, кото­рая указывает на содержание самого правила поведения, то есть на юридиче­ские права и обязанности, возникающие у субъектов» (С.С. Алексеев). Санкция — та часть нормы, которая указывает на меры правового принужде­ния, следующие за нарушение диспозиции, и словесная схема такого подхо­да выглядит следующим образом: «если…, то…, а в противном случае…».
Право на существование имеют и другие подходы к строению юридичес­кой нормы. Ведь для того, чтобы возникло (изменилось, прекратилось) пра­воотношение, достаточно двух элементов:
а) указания на определенные юридически значимые обстоятельства;
б) указания на те правовые последствия, которые эти обстоятельства вы­зывают.
Поэтому если задача анализа текста нормативно-правового акта ограни­чивается выяснением правовых последствий, которые вызывают те или иные юридические факты, то достаточно двухэлементной конструкции правовой нормы по схеме: «если…, то…».
С другой стороны, если внимательно рассмотреть трехзвенную конструк­цию нормы, то можно заметить, что в ней отсутствует еще один элемент, а именно —указание на условия действия санкции. Ведь правоотношения воз­никают как на основе диспозиции (позитивные, регулятивные правоотноше­ния), так и на основе санкции (охранительные, защитные правоотношения). А для того, чтобы правоотношение возникло, необходимо минимум, как уже было замечено, два элемента. Поэтомуюридически целостная правовая нормасостоит не из трех, а из четырех элементов, а точнее — из двух двухэлемент­ных нормативно-правовых предписаний по схеме: «если…, то…, а если…, то…». Первое предписание в этой схеме имеет регулятивный (позитивный) ха­рактер, а второе — охранительный (защитный, обеспечивающий). Поэтому, если требуется проследить логико-юридические связи на уровне нормы, то есть найти не только регулятивную норму, но и обеспечивающее ее юридиче­ское предписание, то следует использовать конструкцию взаимосвязи двух двухэлементных норм.

Здесь идет речь не о том, что двух-, трех-, четырехэлементные конструк­ции противопоставляются друг другу и правильной является какая-то одна. Право на существование имеют все подходы к строению юридической нор­мы, и их нужно рассматривать как «набор» моделей, своего рода инструмен­тов для анализа текста нормативно-правового акта, каждый из которых при­зван решать свои, только ему присущие задачи этого анализа.
Следует обратить внимание еще на один момент, который вызывает обшир­ные дискуссии при реализации общетеоретических конструкций правовой нормы в отраслевых юридических науках. Например, в теории уголовного пра­ва. Этот момент связан с терминологическим обозначением элементов право­вой нормы и, естественно, с их смысловым содержанием. Дело в том, что тер­мины «гипотеза», «диспозиция» и «санкция» не пригодны для наименования частей двухэлементной нормы, ибо рассчитаны на логику взаимосвязей эле­ментов трехзвенной конструкции. И если еще термин «гипотеза» имеет отно­сительно устойчивое смысловое содержание и может быть использован в обо­значении того элемента двухэлементной нормы, который указывает на условия ее действия, то понятийное содержание «диспозиции» и «санкции» складыва­ется из ряда смысловых фрагментов. Так,диспозиция — это:

а) «второй» (после гипотезы) элемент;
б) элемент, указывающий на позитивные правовые последствия, на пози­тивные права и обязанности («само правило поведения»);
в) элемент, нуждающийся в обеспечении санкцией.
Асанкция — это:
а) «третий» элемент правовой нормы;
б) элемент, содержанием которого являются негативные правовые по­следствия, меры государственного принуждения;
в) элемент, направленный на обеспечение нормального действия диспо­зиции;
г) вступающий в действие в случае ее нарушения.
Таким образом, части трехэлементной нормативной конструкции «завяза­ны» друг на друга, исмысловое содержание каждого из элементов невозмож­но установить, понять вне связи и соотношения с другими элементами. Как раз поэтому безосновательно рассматривать, например, части двухэлемент­ной уголовно-правовой нормы-запрета как «гипотезу и диспозицию» или как «гипотезу и санкцию». Так, если указание на меру ответственности считать диспозицией, то почему она имеет негативный характер и где санкция, кото­рая должна обеспечивать реализацию этой диспозиций? Если же это санкция, то почему сразу после гипотезы должна вступать в действие санкция при от­сутствии как самой диспозиции, так и ее нарушения? Еще менее обоснован­но считать элементы нормы-запрета диспозицией и санкцией, поскольку ги­потеза является обязательным компонентом правовой нормы.
Поэтому в двухэлементной конструкции юридической нормы следует ис­кать не гипотезу, диспозицию или санкцию, а элемент, указывающий на оп­ределенные юридически значимые обстоятельства, и элемент, указывающий на те правовые последствия, которые данные обстоятельства влекут.
Самое интересное то, что ввиду отсутствия в трехзвенной конструкции элемента, указывающего на условие действия санкции, он соответственно не обозначен никаким термином. В самостоятельных же охранительных нормах, изложенных, например, в статьях Уголовного кодекса, этот элемент воспро­изведен (условие действия уголовно-правовой санкции). Отсюда можно сде­лать вывод, что ни одно из обозначений элементов трехзвенной конструкции правовой нормы для него просто не подходит. Требуется или просто говорить об условиях действия санкции или вводить какой-то новый термин.
Соотношение нормы права и статьи нормативно-правового акта — это часть общей проблемы соотношения системы права и системы законодательства. Так же как не совпадают система права и система законодательства, не совпадают и норма права и статья нормативного акта. Прежде всего, их различие состоит в том, что они являются элементами разных систем:норма — исходный элемент системы права,статья — исходный элемент системы законодательства.
Статьи по отношению к нормам выполняют те же функции, что и систе­ма законодательства выполняет по отношению к системе права: служат их внешнему закреплению и выражению. Между нормой и статьей нет прямого, «зеркального» соответствия: одна статья может содержать несколько юриди­ческих норм, и наоборот — элементы одной и той же нормы могут находить­ся в нескольких статьях нормативного акта или даже в разных нормативно-правовых актах. Может иметь место и прямое совпадение — в одной статье содержится одна норма.
Таким образом, проблема состоит в том, чтобы с учетом этих различий и разных способов изложения норм права отыскать все элементы и связи юри­дической нормы и представить ее в целостном виде.
Законодатель использует следующиеспособы изложения норм права в нормативно-правовых актах:
1)прямой, когда все элементы юридической нормы воспроизводятся в статье непосредственно и в очевидной взаимосвязи друг с другом;
2)отсылочный, когда в статье один из элементов юридической нормы указывается путем отсылки к другой, конкретной, как правило, родственной статье этого же нормативно-правового акта;
3)бланкетный, когда статья указывает на элемент нормы права путем от­сылки не к конкретной статье, конкретному законоположению (как это име­ет место при отсылочном способе изложения), а как бы к другому порядку правового регулирования — правилам совершения какого-либо вида деятель­ности, правилам международного договора и т. п. В данном случае статья представляет собой нечто вроде «бланка», который заполняется другим зако­ном, другим источником права.

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x