Все это послужило основой развития специальных исследова­ний преступности, ее закономерностей и причин, т. е. возникно­вению криминологии

0 111

В конце XVIII в. различались два направления классической школы: так называемые метафизическое и утилитарное. Как все­гда, отмечались и смешанные теории.
Наиболее яркими представителями метафизического направ­ления были авторы кантианской и гегельянской школ. «Чистые» метафизики и метафизики историко-философского плана стре­мились построить систему вечного естественного уголовного права, опираясь на идею абсолютной справедливости. Однако существовала третья разновидность дан­ного направления, которая вылилась далее в позитивизм, суть ко­торого сводилась к тому, чтобы от попыток найти «естественное уголовное право» перейти к разработке положительного уголов­ного законодательства. Русские юристы-криминалисты в XIX — начале XX в. были приверженцами классического позитивистско­го направления или социологического направления в праве.
Все изложенное было предысторией криминологии. Ее исто­рия как самостоятельной науки начинается в XIX в., в эпоху бур­ного развития наук об обществе, человеке, приобретения все большей популярности диалектико-материалистического учения, в том числе о всеобщей взаимосвязи и взаимозависимости всех явлений и процессов.
На становление криминологии как самостоятельной науки наряду с указанными выше философскими, политическими, пра­вовыми учениями в первой половине XIX в. наиболее отчетливо повлияли следующие четыре вида исследований:
1) антропологи­ческие;
2) статистические;
3) социально-экономические, социологические и др., в процессе которых анализировались факторы преступности и механизм их влияния;
4) социально-правовые.
Основоположником антропологических исследований был фре­нолог Галль. Он разделил людей, совершающих преступления, на три категории и положил начало биологической классификации преступников. К первой категориион относил тех преступников, чьи врожденные качества позволяют им в самих себе находить опору в борьбе с соблазнами и дурными влечениями. Эти лица способны соотносить свои действия не только с законом, но и более высокими идеалами. Вторая категория состоит, по мнению Галля, из людей, обездоленных от природы. В силу своих врож­денных качеств эти люди легко становятся жертвой преступных влечений. Третья категория занимает между этими двумя проме­жуточное положение. Люди этой категории от природы предрас­положены к совершению преступления, но им отпущено приро­дой и дурное, и хорошее одновременно, а потому на преступный путь они встают в зависимости от условий их среды.
Позднее идею наличия врожденного преступника ярко обос­новал бывший тюремный врач, итальянский профессор судебной медицины Цезарь (Чезаре) Ломброзо: «Преступ­никами рождаются», — настаивал Ломброзо в первых своих работax, позднее он признавал, что прирожденный преступник — толькo один из типов, наряду с ним существуют другие, которые становятся преступниками под влиянием условий развития и жизни. Первая работа Ломброзо вызвала бурную реакцию: одни авторы поддерживали Ломброзо, другие развивали исследования лиц, совершающих преступления, оспаривая выводы Ломброзо. В конце XIX — начале XX в. состоялся ряд международных конгрессов по уголовной антропологии, на которых многие участники критиковали теорию Ломброзо.

Взгляды Ломброзо развивали его ученики, известные итальян­ские ученые Рафаэль Гарофало и Энрико Ферри, но они гораздо большее внимание уделяли социальным факторам преступности. По мнению Ферри, специфической чертой антропологической школы было то, что она признавала отличие преступников от нор­мальных людей их органическими и психическими чертами (par des anomalies organiques et psychiques), наследственными и приоб­ретенными, считала преступников особой разновидностью чело­веческого рода (une classe speciale, une variete de 1’espece humaine).
Соответственно наказание рассматривается в качестве оборо­ны общества от этой «разновидности человеческого рода» — пре­ступников. Сторонники данного направления были во Франции, а также в других странах. В России были близки антропологическо­му направлению работы П. Н. Тарновской, Д. А. Чижа, в извест­ной мере — Дмитрия Дриля, Минцлова и ряда других авторов.
Как писал позднее Ван-Кан, автор одной из самых значитель­ных криминологических работ «Экономические факторы пре­ступности», заслуга Ломброзо состояла в том, что он пробудил мысль в области криминологии, создал системы и выдвинул ост­роумные и смелые гипотезы, но тонкий анализ и осторожные выводы ему пришлось оставить своим ученикам.

Что касается социально-экономических, социологических исследований, то многие ученые показывали статистическую связь преступности с разными социальными факторами (Ферри, Гаро­фало, Марро, позднее Ашшафенбург и др.). Особое место в ряду ранних исследований преступности с широких социологических позиций занимает изучение Ф. Энгельсом положения рабочего класса в Англии и соответственно преступности в рабочей среде и обществе вообще.
Развитие социально-правовых исследований, социологии права заставило обратить внимание на социальную основу преступле­ний, на причины нарушения норм права, их учет при реагирова­нии на преступления. Возникло учение об уголовной политике. Криминалисты стали интересоваться больше причинами престу­плений и их предупреждением. Показательно, что профессор из Японии Кан Уэда связывает зарождение криминологических ис­следований в этой стране с реформой основ уголовной политики и тюремного дела.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x