Взяточничество как уголовно-правовое явление

0 76

Проблема совершенствования уголовной ответственности за незаконное участие в предпринимательской деятельности.

В совершенствовании нуждается и статья 429 УК (незаконноеучастие в предпринимательской деятельности). Конструкция объ­ективной стороны данного преступления сформулирована следующим образом: учреждение должностным лицом, находящимся на государственной службе, организаций, осуществляющей предпри­нимательскую деятельность, либо участие его в управлении такойорганизацией лично или через доверенное лицо вопреки запрету,установленному законом, если должностное лицо, используя своислужебные полномочия, предоставило такой организации льготы ипреимущества или покровительствовало в иной форме.
Вуказанной статье, казалось бы, хорошо отражена вся пробле­ма, которая фиксирует возможность сращивания бизнеса и властина основе коррупционных соглашений. Вместе стем, применение указанной нормы в следственной и судебной практике единично. Норма фактически не применяется. В известной степени это связа­но с ееопределенными дефектами, что позволяет осуществлять на практике коррупционные соглашения чиновников и бизнеса, не нарушая этой нормы. Идти на создание предпринимательской структуры для публичного должностного лица дело чрезвычайно рискованное и очевидное, как и предметно участвовать в управле­нии такой организацией. Очень трудно доказать факт участия вуправлении предпринимательской структурой, поскольку оно предполагает осуществление и реализацию определенного рода функциональных полномочий. Можно участвовать в предприни­мательской структуре и достаточно эффективно, оказывая ей со­действие, без участия в управлении ее делами, что и делается повсеместно должностными лицами. Поэтому ответственность должна быть предусмотрена не за участие в управлении, а за участие в деятельности такой организации.
 
 6. Правила квалификации преступлений против интересов службы, закреплённые в Примечаниях к главе 35 УК.
При квалификации должностных преступлений и их раз­граничении необходимо следовать правилу: подлежит при­менению та норма, которая, прежде всего, с наибольшей полнотой охватывает и вместе с тем в деталях соответ­ствует признакам конкретного преступления. В этом смысле с указанными оговорками необходимо следовать пра­вилу о квалификации при конкуренции норм: применяется статья, предусматривающая специальный состав преступле­ния, а не общий. Поскольку в таком случае отсутствует совокупность преступлений, дополнительная квалификация по статьям главы 35 УК не требуется (ч. 1 примечаний к главе 35 УК).
Статьи главы 35 УК «Преступления против интересов службы» применяются только в том случае, если ответственность за деяние должностного лица не предусмотрена в иных главах УК.

Другое правило действует тогда, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, совершает преступ­ление, состав которого не предусматривает должностное лицо в качестве специального субъекта. В ч. 1 примечаний к гл. 35 УК установлено: «Должностное лицо, которое ис­пользовало свои властные или иные служебные полномочия для совершения преступления, не названного в настоящей главе, несет ответственность по совокупности преступле­ний. При этом совершение такого преступления признается существенным вредом, предусмотренным статьями настоя­щей главы».
Характерными являются случаи, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, совершает соучастие в преступлении, которое исполняется другим лицом. Это могут быть, например:
1. организация должностным лицом преступления совершенного его подчиненными;
2. склонение должностным лицом своего подчиненного к преступлению с использованием его служебной зависимости;
3. заранее обещанное должностным лицом непрепятствование совершению преступления;
4. пособничество со стороны сотрудника таможенного органа уклонению от уплаты таможенных платежей путем незаконного оформления перемещаемых через таможенную границу товаров.
В этих случаях содеянное при наличии других обязательных признаков состава должно квалифицироваться по совокупности преступлений как соответствующее преступление против интересов службы – злоупотребление властью или служебными полномочиями, бездействие должностного лица либо превышении власти или служебных полномочий (ст. 424-426 УК) и, кроме того, соучастие в преступлении исполнителя (с ссылкой на ч. 4, 5 или 6 ст. 16 УК). Это идеальная совокупность преступлений, когда одним действием совершается одновременно и должностное преступление, и соучастие в ином преступлении.

 
 
0. Коррупционные преступления и проступки: проблемы отграничения
 
Определенную сложность представляет разграничение дол­жностных преступлений и дисциплинарных проступков.
Обязательными признаками любого преступления явля­ются его общественная опасность и противоправность, а . также виновность и наказуемость. Об этом прямо сказано в законодательном определении понятия преступления (ч. 1 ст. 11 УК).
И преступление против интересов службы, и дисдиплинарный проступок должностного типа являются должностными (служебными) правонарушениями. При их разграничении следует руководствоваться положениями о том, что преступления отличаются от других правонарушений уголовной противоправностью.
Законодательство не содержит исчерпывающего перечня всех возможных правонарушений. В УК конкретно названы деяния, признаваемые должностными преступлениями, и установлены их обязательные признаки. Поэтому юридическим (т.е. формальным) критерием разграничения должностных преступлений и дисциплинами проступков являются нормы УК.
В соответствии с этим критерием все должностные пра­вонарушения можно разделить на две группы. Первая – те нарушения установленного порядка реализации служебных полномочий, которые не содержат признаков преступления: опоздание на работу, невыход на службу, пререкание с на­чальником и т.п. Они ни при каких обстоятельствах не могутбыть признаны должностными преступлениями.
Вторую группу составляют правонарушения, ответствен­ность за которые предусмотрена в УК. Разделение таких деяний на преступные и непреступные проводится в зависи­мости от наличия или отсутствия обязательных признаков состава, предусмотренных в статьях главы 36 УК.
Обязательными признаками материальных составов пре­ступлений против интересов службы являются общественно опасные последствия. Поэтому в случае, когда причиненный должностным правонарушением вред не является существен­ным и отсутствует имущественный ущерб в крупном размере, содеянное может быть расценено только как должностной проступок, влекущий лишь дисциплинарную ответственность.
Если же виновный действовал с прямым умыслом на причинение ущерба в крупном размере либо существенного вреда, когда эти последствия не наступили по не зависящим от него обстоятельствам, содеянное должно признаваться покушением на умышленное должностное преступление.
В основе отграничения преступлений против интере­сов службы с формальным составом от дисциплинарных проступков также лежит признак «уголовная противоправ­ность». При наличии всех обязательных признаков, указан­ных в ст. 429-433 УК, а также в формальных соста­вах бездействия должностного лица (ст. 425 УК) и превы­шения власти или служебных полномочий (ч. 3 ст. 426 УК), содеянное необходимо признавать соответствующим должностным преступлением, В этих случаях законодатель презюмирует общественную опасность таких деяний даже оря отсутствии вредных последствий,
Должностные преступления посягают на установленный
законодательством порядок исполнений должностных функ­ций. Этот порядок, как в сфере государственной службы, так и в хозяйственных отношениях, отличает детальность пра­вового регулирования. Этим обусловлено выделением следую­щего обязательного признака должностных преступлений.
 

Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Будем рады вашим мыслям, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x